Как подручными средствами: подручные средства — это… Что такое подручные средства?

Содержание

Холодно в квартире? Физик объяснил, как обогреть жильё подручными средствами, 11 ноября 2020 года | НГС55

Циркуляция воздуха в квартире с помощью вентиляторов однозначно усилится, а вот насколько это повысит общую температуру в помещении — большой вопрос.

Мнение физика:

Потолочный вентилятор действительно поможет отогнать скопившийся у потолка теплый воздух ближе к полу, что немного повысит температуру в нижней части комнаты.

Если же направлять вентилятор на батарею, то это не окажет на уже нагретую комнату заметного эффекта. Однако в случае, когда отопление только включили, такой способ действительно поможет быстрее прогреть остывшее помещение.

— Вентилятор, направленный на батарею, скорее усиливает конвекцию и позволяет быстрее и равномернее распределить прогретый воздух по помещению, но батарея в любом случае не сможет отдать больше тепла, чем у нее есть.

Андрей Огородников также поделился своим лайфхаком.

— Я утеплял кабинет при помощи коробки от большого копира. Офисные копиры высотой с метр, значит, коробка высотой метра полтора. Просто воткнул между своим столом и подоконником эту огромную сплющенную коробку. И мне не дует, и холодильник на подоконнике получился.

Не зря картон так любят котики и лица без определенного места жительства. Он имеет очень низкую теплопроводность, поэтому хорошо сохраняет тепло. А главное — себестоимость такого нехитрого утеплителя очень низкая.

В качестве бонуса наш спикер предложил еще один способ обогрева помещения.

— У нас была хорошая задачка про холодильник. Вопрос состоял в том, как изменится температура в комнате, если работающий холодильник оставить открытым.

Оказывается, при охлаждении воздуха выделяется больше тепловой энергии, чем получается холода. В итоге от задней сетки холодильника будет исходить больше тепла, чем холода из-за открытой дверцы. Но этот способ скорее шуточный. Конечно, обычный обогреватель будет иметь гораздо больший эффект.

как защитить себя подручными средствами

Никто не застрахован от нападений. Если вашей жизни угрожает опасность, вы можете использовать в качестве оружия самообороны абсолютно любое подручное средство, будь то ремень, мобильный телефон или зонт. Вместе с каналом «Т24» мы рассмотрели восемь подручных средств, которые могут помочь в случае угрозы для жизни.

Тактический фонарь

Большинство нападений происходит в темное время суток. В темноте дать отпор нападающему поможет фонарь. Тактический фонарь используют для временного ослепления и дезориентации противника. Он обладает повышенной прочностью. Внезапный луч света ослепит злоумышленника как минимум на несколько секунд. За это время у вас появится возможность убежать от нападающего и позвать на помощь.

Кроме того, крепкий тактический фонарь можно использовать в ближнем бою. Использовать его при нанесении удара нужно крайне осторожно, не забывая о пределах допустимой обороны.

 

Тактическая ручка

Тактическая ручка выглядит так же, как обычная пишущая. Отличие в том, что ее корпус сделан из стали, титана или авиационного алюминия, а кончик ручки всегда заострен.

Ручка — ударное оружие кастетного типа, один из вариантов явары — японского кастета, широко распространенного в азиатских странах. С помощью тактической ручки можно наносить тычковые удары и серьезно ранить противника.

Обычной шариковой ручной тоже можно нанести удары, лучше метить в болевые точки.

Мобильный телефон

Телефон тоже может быть использован для нанесения ударов. В случае захвата наносите удары узкой кромкой по руке нападающего.

Важно помнить, что превышение пределов необходимой обороны по закону предполагает ответственность.»Если во время применения оружия нападающему был нанесен ущерб, ранения, необходимо вызвать скорую помощь. Вы должны быть первыми, кто обратился в полицию. Также следует сообщить в полицию о произошедших событиях. При звонке обязательно скажите, что на вас было совершено нападение и вы защищались. Вызовите своего адвоката. До его прибытия не подписывайте никаких документов и ничего не комментируйте, пользуясь ст. 51 Конституции («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом»), — комментирует Игорь Шмелев, председатель правления Всероссийской общественной организации «Право на оружие».

Связка ключей

Привычная каждому связка ключей на шнурке весом несколько десятков грамм легко переквалифицируется в дальнобойное оружие, которое можно метнуть в противника, спутать им руки нападающему или нанести удар с замахом. Безобидные на первый взгляд ключи при ударе пробивают баллистический гель на сантиметр. Поэтому стоит избегать ударов по лицу, ведь так вы можете повредить лицевые нервы. Лучше нанести удары по спине, рукам, коленям.

Зонт

Различные виды оружия с крюками на конце были распространены в азиатских странах. В традиционных китайских стилях боевых искусств есть целый раздел по обучению владению палкой го, похожей по размерам и форме на обыкновенный зонт-трость.

Есть специальные зонты для самообороны с массивным железным наконечником. Принцип нанесения удара остается прежним, даже если у вас в руках обычный зонт. Наносите тычки в пах, голову, шею.

Кошелек

Если грабитель просит вас отдать деньги, используйте кошелек для отвлечения внимания. Протяните его грабителю, а затем уроните. Пока грабитель смотрит вниз, бейте коленом в область паха.

Расческа

Обычной расческой можно наносить колющие удары по открытым частям тела: рукам и ногам.

Бывают даже специальные, тактические расчески. Они изготовлены из высокопрочного пластика или металла.

В момент нападения сложно найти нужный предмет для обороны на дне сумки. Поэтому лучше хранить один предмет для обороны во внешнем кармане одежды, чтобы вы могли дать отпор в случае нападения.

Ремень

Если на вас напали с ножом, нужно постараться убежать. Только если бежать некуда, переходите к сопротивлению. И здесь даже ремень станет средством самообороны. Доставая ремень из петель, зовите на помощь. Далее, намотав ремень на руку, постарайтесь выбить нож из рук.

Понятие «превышение пределов необходимой обороны» крайне субъективно, а дополнение этого расплывчатого термина требованием «соответствия характеру и опасности посягательства» привело к полному выхолащиванию статьи 37 УК РФ («Необходимая оборона») и поворачивает законодательство в сторону защиты «прав» нападавших, что подтверждается судебной практикой в отношении защищавшихся. Российская правоохранительная система (органы следствия, судебная система, прокуратура) крайне негативно относится к активной самообороне, т.е. нанесению ущерба нападающему в процессе «необходимой обороны» и по результатам событий возбуждаются уголовные дела по наиболее тяжким статьям УК РФ: убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, по которым предусмотрено наказание (до 8 лет лишения свободы), — комментирует юридический аспект самообороны Игорь Шмелёв, председатель правления Всероссийской общественной организации «Право на оружие».

Еще больше об оружии для самообороны, охоты и спорта узнайте в программе «Гражданское оружие» на канале «Т24».

Женщина почистила грязные украшения подручными средствами и удивилась результату: Инструменты: Ценности: Lenta.ru

Женщина показала, как очистить аксессуары от загрязнений в домашних условиях, и поделилась результатом в соцсетях. На размещенный ею пост обратили внимание в Daily Mail.

Австралийка опубликовала снимок, на котором запечатлены ее аксессуары в емкости с водой. На фото видно, что вокруг колец скопилась серая пыль и грязь, отделившаяся от их стенок. По словам женщины, она была удивлена полученным результатом, поскольку ее украшения выглядели абсолютно чистыми до замачивания.

Героиня материала решила промыть свои кольца, поскольку захотела узнать, в каком состоянии находятся бриллианты на изделиях после длительного использования ею дезинфицирующего средства и ежедневного мытья рук с мылом. Она опустила их замачиваться на полчаса в воде с нашатырным спиртом в пропорции шесть к одному.

Материалы по теме

00:05 — 30 сентября 2020

00:02 — 30 января 2020

Замкнутый круг

Как самое желанное украшение превратилось в символ богатства и власти

В комментариях под размещенным кадром другие пользовательницы сети также дали советы по очищению украшений от загрязнений с помощью подручных средств. Так, одна из них порекомендовала добавлять к описанному раствору средство для мытья посуды. При этом она подчеркнула, что в нашатырном спирте нельзя замачивать серебро, позолоту и другие драгоценные камни, за исключением алмазов.

Кроме того, из комментариев стало известно и о других способах очистки украшений. Одна из юзеров промывает аксессуары в горячей воде с жидким мылом, а другая избавляется от загрязнений, используя алюминиевую фольгу и пищевую соду. Речь идет о методе, при котором украшения укладываются в миску с фольгой, посыпаются содой и заливаются кипятком. После этого их оставляют на пять минут и затем аккуратно очищают зубной щеткой.

Ранее в марте медсестра из Австралии посоветовала чистить украшения каждый день, чтобы предотвратить заражение коронавирусом. По ее словам, она ежедневно дезинфицирует свое обручальное кольцо антисептическими или спиртовыми салфетками.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

8 простых и оригинальных альтернатив

© Источник:. trenazher.info

22 Мар 2021, 22:58

Чтобы добиться красивого и подтянутого тела, совсем необязательно часами потеть в спортивном зале. Если сочетать правильную, здоровую и сбалансированную диету с регулярными физическими упражнениями, то даже без посещения тренажерного зала, результат не заставит себя долго ждать.

 Однако мало у кого дома есть тренажеры или спортивный инвентарь. Так как же организовать свой небольшой персональный тренажерный зал прямо посреди гостиной или спальни? Оглянитесь вокруг! Вы удивитесь, сколько вариантов можно найти в вашей квартире или доме.

1. Упражнения с собственным весом

Самым дешевым и, по сути, самым эффективным средством для физических упражнений в домашних условиях является собственное тело. Этот способ особенно подходит для тех, кто не любит тренажеры. Кроме того, поскольку будете использовать только свою силу и свое тело, то не сможете жульничать во время упражнений. Тренировки с собственным весом могут быть действительно тяжелыми, но благодаря им сможете укрепить все мышцы, улучшите гибкость и научитесь работать со всем телом.

Все, что вам нужно для выполнения упражнений с собственным весом, — подходящая обувь и одежда. Не забудьте хорошенько разогреться (прыжки, бег на месте, приседания), сделайте упражнения на растяжку, а затем приступайте к занятиям. В идеале нужно выбрать несколько упражнений (приседания, планка, отжимания) и выполнить два-три круга по 20-30 повторений.

2. Самодельная скакалка

Скакалка была, пожалуй, самой веселой детской игрой для каждого из нас. Сегодня это развлечение превратилось в идеальное спортивное упражнение, благодаря которому можно отлично поработать над своим телом, включая кардионагрузку. Также скакалку можно использовать во время упражнений на ягодицы (https://trenazher.info/luchshie-trenazhery-dlya-yagodicz/) или ноги, что оказывает большую нагрузку на эти области.Так, прыгая через скакалку, вы сжигаете жир, улучшаете ловкость и выносливость. Но что, если скакалки нет в наличии? Не беда! В качестве альтернативы может выступить толстая бельевая веревка, старый длинный провод или поводок для собаки. Теперь выберите подходящее место, наденьте удобную обувь и начинайте тренироваться!

3. Пластиковые бутылки как аналог гантелям

Благодаря упражнениям с гантелями можно укрепить мышцы рук, спины и груди. К счастью, эту уникальную разновидность спортивного инвентаря можно заменить обычными пластиковыми бутылками с водой любого объема (новичкам следует начинать с объема 0,5 л). Если у вас есть перчатки, можете взять винные бутылки вместо пластиковых. Перед тренировкой убедитесь, чтобы бутылки были полностью заполнены и чтобы жидкость или, например, песок внутри не перекатывались. Еще один немаловажный фактор — это форма бутылки, она должна хорошо ложиться в руку.

4. Самодельная резинка для фитнеса

Резинка для фитнеса — спортивный снаряд для укрепления рук, плеч, груди и спины. Но и этот профессиональный предмет можно заменить обычным резиновым жгутом, эластичным бинтом или эспандером.

5. Пакет со стиральным порошком вместо гири

Гиря помогает укрепить все тело, а также тренировать координацию. В домашних условиях гирю можно заменить, например, на пакет со стиральным порошком. Тогда все, что вам потребуется, это встать в широкую стойку, выпрямить спину и начать поднимать свой новый инвентарь, например, к груди.

6. Стулья в главной роли

Женщины чаще всего используют степпер в спортзалах, например, во время занятий аэробикой. Благодаря ему можно научиться удерживать равновесие и укрепить мышцы ног и ягодиц. В домашних условиях степпер (https://trenazher.info/polza-steppera/) можно заменить стулом или скамейкой, благодаря которым, кстати, эффект будет еще больше.

7. Край дивана, стола или кровати как тренажер для рук

Руки — самая слабая часть тела, особенно у женщин. Чтобы укрепить их, вы можете выполнять отжимания, а также занять исходное положение упор лежа у дивана или кровати (ноги на полу, корпус прямой, ладони на краю). Затем выдохните и опустите тело как при отжимании, затем вернитесь в исходное положение.

8. Книги

Возьмите в руки несколько книг (количество полностью зависит от вас) и используйте как вспомогательное средство для укрепления мышц. Так, книги могут выступать в качестве хорошей нагрузки при приседаниях или вы можете поочередно поднимать их над головой. Таким образом, можно укрепить все тело.

чем застелить клубнику от сорняков подручными средствами

чем застелить клубнику от сорняков подручными средствами

Один из самых важных факторов при выборе товара в интернете – это отзывы реальных покупателей на него. Только узнав мнение людей можно наверняка убедиться в низком качестве товара или его эффективности. Мы анализировали отзывы на Биогард в течение 2 месяцев на различных форумах, в социальных сетях и на сайтах «Отзовик» и «iRecommend» для получения полной картины.


биогард отзывы реальные или развод, средство от корней сорняков
биоград средство от сорняков отзывы цена
средство от сорняков описание
от сорняков средство на все культуры
купить биогард средство от сорняков киров



Как защитить клубнику от сорняков? Содержание. Чем можно укрыть грядки? Как правильно закрывать клубнику? Чем обработать кусты от сорной травы?. После этого материалом надо застелить грядки, а при необходимости провести стыковку с заходом одного полотна на другое на 15 сантиметров. Стоит учитывать, что стороны полотна отличаются. На землю агроволокно ложится более гладкой частью, а ячеистая должна остаться снаружи, чтобы вода хорошо проходила к корням клубники. При обработке клубники средствами от сорняков на первых стадиях посадки стоит использовать Галтикс или Бетанал. Их применяют из расчета 2 килограмма или 3 литра на один гектар. Мульча для клубники из сорняков и травы. Альтернативой соломе и сену могут стать выполотые сорняки (без семян и корней) или скошенная газонная трава. Они содержат быстроразлагающиеся компоненты, обеспечивающие клубнику необходимым питанием. Картон хорошо защищает клубнику от сорняков и от перегрева в жару, повышает влажность вокруг растений. Картон для мульчирования клубники лучше использовать только в весенне-летний период, т.к зимой под ним могут прятаться от мороза грызуны и вредители. Можно и не сушить растения, закладывая на грядки выполотые сорняки и скошенную траву. Это очень хороший материал, но сначала надо слегка подвялить на солнце – иначе есть риск, что свежая трава начнет гнить или бродить. И использовать ее можно лишь летом. Раз в 2 недели мульчу меняют, а после укладки слой в 7 см не поливают неделю. Садовая щепа. Кроме того, неправильно приготовленная органика может заразить почву грибками, бактериями или сорняками. Кроме того, органические удобрения быстро разлагаются и впитываются в почву – поэтому слой раз в 3-4 недели надо обновлять. Лучший вариант – это сначала заложить слой из хвойного опада, а сверху – компост. Основные цели, преследуемые при мульчировании клубники. Какой способ лучше использовать, распространенные ошибки садоводов. Лучший материал для мульчи. Мульчирование клубники помогает повысить урожай плодовой культуры в следующем сезоне. Рассмотрим 12 лучших материалов, применяемых с этой целью — каждый метод имеет свои достоинства и недостатки. СодержаниеПоказать. Еще одно преимущество — мульча помогает вырастить без сорняков клубнику, потому что она блокирует доступ света к грунту. Совет! Перед тем как выбрать лучший материал, надо определить основную цель. Как защитить клубнику от сорняков? Клубника довольно часто страдает от однолетних и многолетних сорных трав. Культурные кустики жестко конкурируют. При обработке клубники средствами от сорняков на первых стадиях посадки стоит использовать Галтикс или Бетанал. Их применяют из расчета 2 килограмма или 3 литра на один гектар. Данные препараты наиболее эффективны против сорной травы, когда она еще не начала расти. Посадка клубники на агроткань: советы профессионалов. Полив клубники под агроволокном и многое другое читайте в нашей статье. Сохраняет влагу, пропуская при этом воздух, Защищает растение от сорняков, болезней и садовых вредителей. Посадка клубники под укрывной материал. Правила применения нетканого полотна. Советы садоводу, собравшемуся впервые сажать клубнику на агротекстиль: Материал кладут на землю гладкой стороной, а к солнцу – шероховатой, дырчатой. Так через отверстия вода при поливе или во время дождя не скатится с ткани, а пропитается. Солнечные фильтры работают тоже именно при таком размещении. Также мульча для клубники играет важную роль в защите плантации от сорняков. Почва, укрытая плодным слоем выбранного материала, не получает солнечного света. Следовательно, рост сорняков сначала замедляется, а затем и вовсе прекращается. Мульча для клубники способна защищать корни растений от проникновения вирусов и грибковых болезней, а также от вредителей, например, от слизней и улиток, которые всегда не прочь полакомиться ягодами, но передвигаться по соломе или опилкам не смогут. Метод мульчирование применяется при любом виде посадки клубники, кроме сплошного. Борьба с сорняками заботит всех дачников, особенно тех, кто занимается выращиванием клубники. Эта культура не очень хорошо реагирует на постоянное повреждение поверхностных корешков. При классической же прополке избежать этого практически невозможно. Первым агротехническим методом, позволяющим снизить активность роста сорняков на клубничных посадках, стало мульчирование. В последнее десятилетие появились более совершенные материалы, чтобы укрывать почву – нетканые полотна темного цвета. Преимущества использования укрывных материалов от сорняков. Клубника – растение холодостойкое, ей не требуется защита от зимних стуж, весенних и осенних заморозков. Однако укрывные материалы для нее используют активно – ими застилают грядки, чтобы уберечь плантацию от сорняков и сохранить влагу в почве. Лучший укрывной материал для клубники. Клубника — растение холодостойкое, ей не требуется защита от зимних стуж, весенних и осенних заморозков. Однако укрывные материалы для нее используют активно — ими застилают грядки, чтобы уберечь плантацию от сорняков и сохранить влагу в почве. АЛЕКСЕЙ ВОЛОДИХИН. Агроном. Светлана Михайлова. Агроном-селекционер. Укрывной материал для клубники от сорняков: как и что использовать Сорные травы, однолетние и особенно многолетние, наносят серьёзный урон клубничной. Все эти подручные средства не гарантируют полной защиты грядок от сорной растительности. Финский опыт (чёрный полиэтилен). Полиэтиленовая пленка для клубники от садовых сорняков проигрывает по следующим причинам: пленка недолговечна (срок службы 1 год), затем начинает махриться и ломаться кусками, т.к. не отличается стойкостью к воздействию ультрафиолета и температурных перепадов;не пропускает воздух, создает тем самым благоприятный микроклимат для болезней и паразитов. Популярные виды укрывного материала от сорняков для клубники. Корневая система ягодной культуры очень чувствительна к повреждениям, поэтому регулярная прополка и рыхление для борьбы с сорными растениями на клубничных грядках противопоказаны. Среди сорняков, распространенных в садах и огородах, в том числе и в посадках малины, выделяют молочай-солнцегляд, пикульник, ромашку непахучую и другие стержнекорневые растения. Особую опасность для полукустарника представляют многолетние сорняки, обладающие повышенной конкурентоспособностью с только что высаженной культурой. Все эти подручные средства не гарантируют полной защиты грядок от сорной растительности. Все эти подручные средства не гарантируют полной защиты грядок от сорной растительности. Финский опыт (чёрный полиэтилен). Мульчирование клубники пленкой – не самый лучший вариант в силу определенных недостатков. Высокая грядка для клубники из досок. Как стелить чёрную ткань от сорняков. Сначала материал нарезают по нужным размерам, делая припуски на стыковку. Материал раскатывают по грядке с небольшим припуском. Дорожки тоже нужно застелить чёрным укрывным материалом, не оставляя сорнякам ни единого шанса для развития. Укладывать материал нужно определённым образом. Иногда садоводы не знают, что стороны агроволокна обладают разной структурой. В отверстия высаживают клубнику. Пленка предохраняет почву под кустами клубники от вымывания и пересыхания, сохраняет в рыхлом состоянии, сдерживает от роста сорняки, защищает ягоды от загрязнения и намокания. В весенний период чёрная пленка способствует наиболее быстрому прогреванию почвы. По сравнению с аналогичными товарами полиэтиленовая пленка стоит не дорого, при этом многие производители уже предлагают пленку с готовыми отверстиями под посадку клубники. Материал для клубники от сорных трав: виды укрытий для ягодной культуры, их положительные и отрицательные стороны, рекомендации по выбору, правила использования. Виды укрывных тканей и материалов для клубники от сорняков. Выращивание клубники одно из самых популярных занятий среди отечественных садоводов, несмотря на то, что культура требует повышенного внимания и имеет множество нюансов. Избавляться от сорной растительности, серьезных конкурентов за свет и питательные вещества, довольно трудно, но новые технологии упрощают этот процесс. Специальный материал для клубники от сорных трав, не приносящий вреда и неудобств, — лучшая альтернатива трудоемкой прополки. Содержание.

биоград средство от сорняков отзывы цена чем застелить клубнику от сорняков подручными средствами

биогард отзывы реальные или развод
средство от корней сорняков
биоград средство от сорняков отзывы цена
средство от сорняков описание
от сорняков средство на все культуры
купить биогард средство от сорняков киров
раствор соли для борьбы с сорняками
мембрана для защиты от сорняков купить

чем застелить клубнику от сорняков подручными средствами средство от сорняков описание

раствор соли для борьбы с сорняками
мембрана для защиты от сорняков купить
борьба с сорняками с помощью черной пленки
самое сильное средство от сорняков и травы
как вывести одуванчики с газона народными средствами
средство для борьбы с сорняками своими руками

Обратите внимание: если открыть упаковку, в ней обязательно должна присутствовать также инструкция по применению, которая расскажет пользователю правила эксплуатации. Если таковой инструкции не обнаружено, вероятней всего человек столкнулся с подделкой. В этом случае крайне рекомендуется обратиться к специалистам, чтобы купить упаковку настоящего средства. Пользовался биогардом в том сезоне, обрабатывал огород один раз и потом сорняки не беспокоили, посоветовал сосед, у него тот же результат Для того чтобы добиться невероятного эффекта от применения Биогард и освобождения почвы от сорняков, рекомендуется комбинировать препарат вместе с натуральными биоудобрениями.


Лечим порезы, ушибы и ожоги подручными средствами

Condé Nast Traveller подсказывает, как спастись от мелких неприятностей в поездке, если под рукой нет аптечки.

Мы не призываем вас заниматься самолечением, но в незнакомой обстановке быстро получить квалифицированную помощь не всегда возможно. Если до ближайшей аптеки далеко, используйте проверенные временем народные методы.

1. Недооценила силу солнца – обгорели плечи

В идеале: успокаивающий крем после солнца, такой как, например, SOS Sunburn Soother, Clarins, в сложных случаях – бальзам «спасатель».

Альтернатива: разомните ломтик дыни ложкой в пюре, заверните его вместе с семечками в чистый платок и приложите на 10–15 минут к раздраженной коже – мякоть дыни содержит витамин А, снимающий воспаление, а семечки богаты жирными кислотами, которые смягчают кожу.

2. Гуляли в саду – ужалила пчела

В идеале: вакуумный прибор Aspivenin, который извлечет жало и не даст яду распространиться, или пинцет, затем мазь с антибиотиком и антигистаминный препарат.

Альтернатива: ребром кредитной карты проведите с нажимом по коже по направлению к укусу, чтобы остановить распространение яда. Выньте жало, смочите ранку и посыпьте ее сахаром – он «вытянет» яд. Затем каждые пять часов смазывайте укус зубной пастой – ее pH нейтрализует кислоту яда.

3. Едем в горы – а меня укачивает на серпантине

В идеале: таблетки от укачивания, гомеопатические или обычные.

Альтернатива: за час до отъезда заварите в чашке кипятка щепотку порошка имбиря (или кружочек свежего корня), дайте настояться 10 минут, добавьте по вкусу лимонный сок и мед – активные вещества имбиря гингерол и шогаол подавляют тошноту.

4. Вечером сидели у костра – обжегся угольком

В идеале: крем с пантенолом.

Альтернатива: подержите обожженное место под холодной водой не менее 10 минут, промокните чистым платком и щедро намажьте медом – новозеландские ученые, объединив данные 19 исследований, выяснили, что мед на четыре дня сокращает период заживления ожога.

Не справился с серфом — получил удар по лбу

5. Не справился с серфом – получил удар по лбу

В идеале: мазь с арникой.

Альтернатива: нарежьте пучок петрушки, добавьте сливочное масло и намажьте смесью ушибленное место: эфирное масло петрушки улучшает местное кровообращение, поэтому гематома рассосется быстрее.

6. Устроили пикник – в ухо заполз муравей

В идеале: масляные капли для ушей.

Альтернатива: капните в ухо любое растительное масло. И лягте на бок так, чтобы пострадавшее ухо оказалось на подушке – под собственной тяжестью насекомое вместе с маслом окажется на ней. Если это не помогло и вы продолжаете испытывать дискомфорт, поспешите к лору.

Если в дороге подхватили кашель, заказывайте в ресторанах и кафе чай с чабрецом (или тимьяном) – научно подтверждена эффективность этого растения в борьбе с бронхитом.

7. Заходила в воду – наступила на морского ежа

В идеале: пинцет для извлечения иголок и противошоковые препараты.

Альтернатива: постарайтесь вынуть иголки (если не получится, не страшно), промойте рану соленой водой и опустите ногу на 30 минут в очень горячую воду, чтобы предотвратить распространение яда. Смажьте рану соком лайма или лимона – даже самые мелкие обломки игл сами выйдут наружу.

8. Спускался по лестнице – подвернул ногу

В идеале: охлаждающий спрей, например Ice Power Cold Spray.

Альтернатива: сделайте примочку из горсти пшеничной муки и столовой ложки яблочного уксуса. Бор, кальций, хлор, железо, фтор, магний, марганец, фосфор, калий, кремний, сода и сера в ее составе снимут воспаление, а значит, и боль. Оставьте примочку на час, сохраняйте покой. Если боль не проходит и отек не спадает, срочно ищите врача.

Собирала ракушки – поранила палец

9. Плавал в море – задел медузу

В идеале: уксусный раствор (нейтрализует яд), затем нашатырный спирт (снизит болевые ощущения), и гель с алоэ вера (смягчит кожу).

Альтернатива: немедля засуньте руку в мокрый песок так, чтобы песок попал на участок кожи с ожогом – так меньше токсинов попадет под кожу. Не промывайте пресной водой. Если не найдете уксус, используйте салатную заправку, содержащую уксус, – она тоже снимет симптомы. Если нет нашатырного спирта, примените уринотерапию наружно – в моче, как и в нашатыре, содержится аммоний.

10. Собирала ракушки – поранила палец

В идеале: гемостатическая губка, присыпка «Статин», антисептическая мазь или пластырь.

Альтернатива: промыв порез холодной водой, посыпьте ранку перцем (черным, лучше из мельницы). Не бойтесь, щипать не будет – жгучие вещества, содержащиеся в перце, раздражают лишь слизистые глаз и рта. А вот его алкалоиды пиперин и пиперетин быстро останавливают кровотечение и заживляют раны.

11. Ночевали в кемпе – искусали комары

В идеале: антигистаминный препарат, избавляющий от зуда и отеков.

Альтернатива: потрите укусы свежим срезом лука или чеснока – сернистый аллил в соке этих овощей обезвредит яд, снимет отек и успокоит раздражение. А впредь пользуйтесь фирменным методом работников сингапурского ботанического сада: залейте вечером холодной водой стебли лемонграсса и протрите настоем все тело – запах этого растения отпугивает комаров.

Всему голова

От внезапной мигрени спасают не только парацетамол и ибупрофен, но и обычный картофель – его крахмал обладает противовоспалительными свойствами. Если под рукой нет таблетки от головной боли, устройтесь где-нибудь в темноте и прикладывайте кружки сырой картошки к вискам, пока не станет легче.

Читайте также:

7 мобильных приложений для путешественников

Косметичка для малыша

10 вещей для хорошего сна

Защита для губ: 5 лучших

Отели на деревьях по всему миру

В Швейцарию с детьми

Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Как избавиться от плесени в ванной подручными средствами

Как избавиться от плесени в ванной: Pixabay

Как избавиться от плесени в ванной — важнейший вопрос, от решения которого зависит здоровье человека. К тому же черная плесень в ванной за пару лет может погубить дорогую отделку и сантехнику. Подскажем, какие средства нужно применить, как только появились первые признаки плесени, а также как можно предупредить ее появление.

Как избавиться от плесени в ванной: эффективные способы

Как избавиться от грибка в ванной? Ответов много. Однако прежде помните, что механическое удаление щеткой или шпателем опасно, потому что распыляет споры грибка. Невозможно смыть их очень горячей мыльной водой: с ней грибок получит отличную питательную среду.

Надевайте защитные средства на руки, лицо и приступайте к работе. Простое средство от плесени в ванной есть на кухне, в аптечке, на хозяйственной полке.

Читайте также

Как почистить утюг от накипи в домашних условиях

Уксус и сода

Это самые обычные домашние средства, чтобы убрать грибок в ванной. Если он появился на горизонтальной поверхности (на стыках около ванны, в душевой кабине), посыпьте пятна содой (пищевой или кальцинированной), затем распылите по ней уксус. Когда прекратится реакция, промойте поверхность.

Убрать плесень в ванной, если появились значительные участки поражения, поможет раствор соды (150 г) и уксуса (100 мл) в 5 л горячей воды. С помощью щетки или губки обработайте зараженную поверхность.

Средства от плесени в ванной: YouTube/Марина Жукова

Простое средство от грибка в ванной: антисептики

В любой аптечке есть перекись водорода. Вылейте ее в распылитель, не разбавляя водой, и обработайте кафель и другие места. Через 15 минут достаточно их протереть. Есть опасность, что перекись отбелит материал, поэтому предварительно проверьте ее на одном участке.

Читайте также

Как отмыть зеленку с кожи, одежды и поверхностей

Таким же образом удалить плесень в ванной поможет раствор фурацилина:

  • измельчите 20 таблеток препарата в порошок;
  • разведите его в 1 стакане теплой воды;
  • влейте в распылитель и разбрызгайте.

Борная кислота (боракс, бура)

Плесень в ванной хорошо удалит такой раствор: на 1 л воды 0,5 стакана порошка борной кислоты. Этим раствором с помощью щетки обработайте швы между кафельными плитками, плинтусом и другими местами. Когда просохнут, то достаточно их протереть.

Для надежности так же обработайте ванную через месяц.

Нашатырный спирт

Перед тем как убрать плесень в ванной с помощью нашатыря, разведите его пополам с водой. Для большего эффекта добавьте несколько капель глицерина. Нанесите губкой или тряпкой этот раствор на проблемные поверхности и оставьте на 1 час. Затем следы раствора смойте водой.

Читайте также

Как почистить диван народными средствами

Чтобы наверняка избавиться от грибка, повторяйте такую операцию раз в 3–4 дня в течение месяца.

Масло чайного дерева

Чем отмыть плесень в ванной, когда она только появилась? Убрать свежие пятна и при этом наполнить помещение свежим ароматом можно с помощью эфирного масла чайного дерева. Приготовьте такой раствор:

  • вода — 0,5 л;
  • эфирное масло — 2 ст. л.

Смесь хорошо взболтайте, распылите ее на пятна плесени. По мере высыхания повторите разбрызгивание несколько раз, затем уберите следы препарата тряпкой. Однако против разросшейся грибницы это масло не эффективно.

Бытовой отбеливатель

Отбеливающие препараты и антисептик содержат гидрохлорид натрия, который производит сильный обеззараживающий эффект. Его можно распылить на зараженные стены, кафель, а по периметру ванны налить. Через некоторое время средство надо смыть.

Читайте также

Как почистить стиральную машину: лучшие домашние способы

Отбеливатель обеззараживает плесень даже на деревянных поверхностях и в стиральной машине.

Как избавиться от плесени в ванной: YouTube/Марина Жукова

Плесень в ванной: причины появления, профилактика

Тепло, влага, нет сквозняков — это оптимальные условия, чтобы осел грибок в ванной.

Причины появления плесени

Вот как складывается здесь благоприятная среда для развития залетевших мельчайших спор:

  1. Для этого помещения характерна почти постоянная сырость из-за принятия ванн, душа, стирки.
  2. Здесь обычно нет естественного освещения, иначе солнечные лучи быстро бы справились с грибными спорами.
  3. Если вентиляция здесь недостаточная, то помещение не проветривается.
  4. Если протекают трубы и краны, то это дополнительный риск развития плесени.
  5. Ванная может недостаточно обогреваться, на трубах появляется конденсат, добавляющий сырости.

В таких условиях в швах между кафельными плитками и за ними, на плинтусах и в разных зазорах вскоре появится плесень, споры которой заносятся с улицы. Могут покрыться пятнами углы ванной комнаты, стены, потолок — здесь все поверхности бывают влажными, и уже есть опасность, что в воздухе появятся токсичные споры плесени.

Читайте также

Как почистить матрас от пятен и запаха в домашних условиях

При таких благоприятных для развития грибка условиях избавиться от него полностью практически невозможно, но воспрепятствовать его распространению можно.

Помните, что на первых этапах развития грибок бесцветен. Но потом появляется неприятный специфический запах спертого воздуха, как в погребе. Уже на этом этапе стоит начинать борьбу с плесенью.

Как предупредить появление плесени

Учитывая специфику ванной комнаты и потенциальную угрозу от плесени, лучше заранее принять профилактические меры:

  1. При ремонте в грунтовку, в краску и другие отделочные материалы добавляйте противогрибковые средства.
  2. Если стены ванной не внутренние, их лучше заранее утеплить.
  3. По возможности сделайте теплый пол, а коврик содержите сухим.
  4. Не сушите мокрое белье в ванной.
  5. Тщательно заделайте малейшие трещины и зазоры.
  6. Не допускайте неисправности сантехники в ванной, вовремя меняйте протекающие трубы.
  7. Позаботьтесь о достаточном проветривании ванной: здесь должна быть хорошая вентиляции, устанавливайте вытяжки в воздуховоды, делайте отверстия по низу дверей.
  8. Один раз в месяц обрабатывайте помещение раствором фурацилина. Он удобен тем, что не оставляет неприятного запаха.

Читайте также

Как отбелить тюль в домашних условиях

Плесень в жилом помещении — реальная угроза здоровью взрослых и детей. Аллергия, раздражение дыхательных путей — это самые безобидные проявления ее вреда. Но уже этого достаточно, чтобы всерьез заняться профилактикой или немедленным уничтожением плесени.

Оригинал статьи: https://www.nur.kz/household/cleaning/1710952-kak-izbavitsa-ot-pleseni-v-vannoj/

Определение импровизации Merriam-Webster

im · pro · vise

| \ ˈIm-prə-vīz

также im-prə-vīz \

переходный глагол

1

: для произвольного сочинения, чтения, игры или пения

2

: изготовить, изобрести или организовать навскидку

квотербек импровизировал игру

3

: для изготовления или изготовления того, что удобно под рукой.

импровизировать еду

определение импровизации по The Free Dictionary

im · pro · vise

(ĭm′prə-vīz ′)

v. импровизирует , импровизирует , импровизирует

v. tr.

1. Создавать, сочинять или исполнять с небольшой подготовкой или без нее: импровизировать решение проблемы; импровизировать вариации на мелодию.

2. Сделать или предоставить из доступных материалов: импровизированный обед из того, что я нашел в холодильнике.

вер. внутр.

1. Создавать, сочинять или исполнять что-то по своему вкусу.

2. Обойтись любыми подручными материалами: В салоне не так много. Придется просто импровизировать.


[французский импровизатор, от итальянского импровизаре, от импровизо, непредвиденный , от латинского imprōvīsus: in-, не ; см. in- 1 + prōvīsus, причастие прошедшего времени prōvidēre, , чтобы предвидеть ; см. , предоставить .]


импровизор , импровизор n.

Словарь английского языка American Heritage®, пятое издание. Авторские права © 2016 Издательская компания Houghton Mifflin Harcourt. Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

импровизировать

(ˈɪmprəˌvaɪz) vb

1. выполнить или сделать быстро из доступных материалов и источников, без предварительного планирования

2. выполнить (стихотворение, пьеса, музыкальное произведение и т. Д.), составление по мере продвижения

[C19: с французского, с итальянского implvisare, с латинского imprōvīsus unforseen, от im- (not) + prōvīsus, от prōvidēre , чтобы предвидеть; см. предоставить]

ˈimproˌviser n

Словарь английского языка Коллинза — полный и несокращенный, 12-е издание, 2014 г. © HarperCollins Publishers 1991, 1994, 1998, 2000, 2003, 2006, 2007, 2009, 2011, 2014

im • pro • vise

(ˈɪm prəˌvaɪz)

v. -виз., -В. • инж. в.т.

1. выполнять или произносить без предварительной подготовки: импровизировать проповедь.

2. сочинять (стихи, музыку и т. Д.) Под влиянием момента.

3. сделать, предоставить или организовать из любых доступных материалов: импровизировать обед.

в.и.

4. , чтобы сочинять, произносить, исполнять или аранжировать что-либо спонтанно.

[1820–30; Итальянский implviso импровизированный imprōvīsus = im- im- 2 + prōvīsus, причастие прошедшего времени prōvidēre , чтобы обеспечить]

im′pro • vis`er, im′pro • vi` сор, н.

Random House Словарь колледжа Керермана Вебстера © 2010 K Dictionaries Ltd. Авторские права 2005, 1997, 1991 принадлежат Random House, Inc. Все права защищены.

импровизировать

— Этимологически, если вы импровизируете что-то, это потому, что это не было «предусмотрено» заранее, от латинского implvisus, «непредвиденный».См. Также соответствующие термины для provide.

Словарь терминов Farlex. © 2012 Farlex, Inc. Все права защищены.

импровизация

Причастие прошедшего времени: импровизированное
Герундия: импровизационное

ImperativePresentPreteritePresent ContinuousPresent PerfectPast Continuous PerfectPastureFutureFuture Perfect ContinuousPast Perfect ContinuousConditionalPast Conditional

Императив
импровизировать
импровизировать
Настоящее
Я импровизировать
мы импровизируем
вы импровизируете
они импровизируют
претерит
я импровизировал
вы импровизировали sed
он / она / она импровизировали
мы импровизировали
вы импровизировали
они импровизировали

импровизирует

Present Continuous

он / она / она импровизирует
мы импровизируем
вы импровизируете
они импровизируют
вы импровизировали
он / она импровизировали
мы импровизировали
вы импровизировали
они импровизировали

импровизировал

ты был e импровизировал
он / она импровизировал
мы импровизировали
вы импровизировали
они импровизировали

Past

импровизировать

импровизировать

вы импровизировали
он / она импровизировали
мы импровизировали
вы импровизировали
они импровизировали
импровизировать
он / она импровизировать
импровизировать
импровизировать
они будут импровизировать
Я самодельный
импровизированный
импровизированный
импровизированный
импровизированный
импровизированный
Я буду импровизировать
вы будете импровизировать
он / она будет импровизировать
мы будем импровизировать
вы будете импровизировать
Present Perfect Continuous
Я импровизировал
вы импровизировали
он / она импровизировал
мы импровизировали вы импровизировали
они импровизировали ng
Future Perfect Continuous
Я буду импровизировать
вы импровизируете
он / она будет импровизировать
вы будете импровизировать
они будут импровизировать
Past Perfect Continuous
Я импровизировал
она импровизировала / он импровизировал
мы импровизировали
вы импровизировали
они импровизировали
условно
он импровизировал
мы бы импровизировали
вы бы импровизировали
они импровизировали бы

9017 / она / она импровизировала бы

прошлое условное
я бы импровизировало
мы бы импровизировали
вы бы импровизировали
они импровизировали бы

Collins English Verb Tables © HarperCollins Publishers 2011

музыка | Britannica

импровизация , также называемая Extemporization , в музыке, импровизированное сочинение или свободное исполнение музыкального отрывка, обычно в манере, соответствующей определенным стилистическим нормам, но не скованной предписывающими особенностями конкретного музыкального текста.Музыка возникла как импровизация и до сих пор широко импровизируется в восточных традициях и в современной западной традиции джаза.

Многие из великих композиторов западной классической музыки были мастерами импровизации, особенно на клавишных инструментах, что дало таким знаменитым композиторам-исполнителям, как Иоганн Себастьян Бах, В. А. Моцарт, Феликс Мендельсон и Фредерик Шопен, практически безграничные возможности для спонтанного раскрытия музыки. их богатое музыкальное воображение. Многие идеи, возникшие таким образом, в конечном итоге появились в письменной композиции.Некоторые композиторы считали импровизацию незаменимой разминкой для своей творческой задачи.

Подробнее по этой теме

Искусство Юго-Восточной Азии: музыкальное время и импровизация

Музыкальное время, как правило, делится на две или четыре единицы в городской музыке, но в сельской местности оно происходит более свободно и без метрических импульсов …

До инструментальной эры на Западе импровизация в рамках систематизированного музыкального контекста в значительной степени ограничивалась орнаментальными вариантами вокальных партий в полифонических композициях и инструментальной обработкой вокальных композиций, особенно виртуозами, играющими на лютне и клавишных.С другой стороны, монодические текстуры, появившиеся около 1600 года, были уже готовыми, и действительно, в значительной степени предназначались для импровизационного улучшения не только высоких частот, но также, почти по определению, басов, что, как предполагалось, предполагало не более чем минимальный хордовый контур.

В по существу монофонических музыкальных культурах, будь то западные или незападные, импровизация имеет первостепенное значение хотя бы потому, что успешная импровизация всегда легче достигается солистами, чем группами.Однако монофоническая устная музыкальная традиция не обязательно подразумевает преобладание импровизационных практик. Напротив, устные традиции были склонны сохранять целостность отдельных песен и танцев от поколения к поколению со степенью точности, практически неизвестной в грамотном музыкальном контексте.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Принято считать, что ранняя европейская музыка от римско-католического пения до средневековой полифонии уходит корнями в такие импровизационные практики, как исследование мотивационных возможностей в церковных стилях ( см. церковный режим) и добавление второй мелодии к ранее существовавшей мелодии. или cantus firmus.Модальные импровизации оставались центральными для большей части незападной музыки, включая пение еврейской синагоги, исламские макам разработки и индийские выступления раги.

На Западе импровизация cantus firmus также вдохновила многих на создание инструментальной музыки, начиная с импровизаций позднего Возрождения над остинато-басами (относительно короткие повторяющиеся басовые паттерны) и сохраняясь на протяжении веков, особенно органистами, которые охватили такие популярные жанры остинато, как остинато. пассакалия и чакона.Органисты оставались в авангарде импровизации как основной музыкальной деятельности, никоим образом не противоречащей письменной композиции, в то время как клавишная импровизация, в свою очередь, была ответственна за композиции свободно ассоциативного характера, которые можно найти среди сотен прелюдий, токкат и фантазий. написано в течение последних трех столетий. Импровизации на мотивы протестантских гимнов породили важный жанр 17-18 веков — хоральную прелюдию. В конце 18 века импровизация, часто основанная на вариационной технике, но не исключающая строго полифонических процедур канона и фуги, неоднократно бросала вызов изобретательности композиторов-виртуозов в публичных импровизационных конкурсах, таких как те, в которых Моцарт выступал против Муцио Клементи и Людвига ван Бетховен против Йозефа Вёльфля.

В наше время импровизация сохранилась как одна из главных отличительных черт джаза. Здесь также процесс обычно вдохновлен и структурирован (хотя и свободно) в соответствии с основными характеристиками рассматриваемой модели, будь то хорошо известная шоу-мелодия или основной бас. Во второй половине 20-го века среди некоторых авангардных композиторов и исполнителей возникла тенденция отойти от каких-либо следов традиционной структуры. «Композиция» из этой экспериментальной школы может быть полностью лишена общепринятых обозначений и состоять скорее из словесной инструкции, предписания продолжительности или своеобразного графического кода.Некоторые произведения требовали от исполнителей наугад комбинировать «строительные блоки» из коротких музыкальных фраз или целых разделов, представленных композитором; Утверждалось, что такой процесс воплощает в себе более глубокое творческое сотрудничество между композитором и исполнителем, чем интерпретация полностью нотифицированного произведения или выраженная, но ограниченная свобода, предоставляемая исполнителям в решающие моменты в определенных фиксированных композициях ( например, the da capo часть арии 18-го века или каденции в конце сольного концерта). См. Также алеаторная музыка.

Импровизация или импровизация — Правильное написание — Грамматика

В случае согласия правильное написание одинаково везде в англоязычном мире: импровизировать. Это значит говорить без подготовки или изобретать что-то, используя подручные материалы.

Можно также быть импровизатором , хотя в этой форме есть импровизатор с альтернативным написанием . Однако написание er гораздо более распространено.

Что-то может быть импровизационным, , а художественная форма создания сцены на сцене без сценария обычно называется импровизацией. Правильный термин — импровизация.

Примеры

Однако, по словам актрисы, западный танец помогает ей импровизировать и оттачивать свои навыки танцовщицы. [Times of India]

«Добро пожаловать в подозреваемые», часовая полицейская процедура для Пятого канала, которая уникальна тем, что диалог полностью импровизирован.[The Guardian]

С помощью своей неуклюжей электронной таблицы владелец ресторана импровизировал версию программного обеспечения, которое крупные сети используют для планирования работы сотрудников через определенные промежутки времени и прекращения их смен, когда бизнес замедляется. [The New Yorker]

Я уверен, что где-то там, в огромном преисподней Интернета, есть объяснение того, как на самом деле работает звуковая отвертка, но давайте будем честными — тематически это волшебная палочка. В большинстве случаев Доктор просто машет им, он издает свистящие звуки, и он импровизирует.[Huffington Post]

Будучи импровизатором — как и сам Таллис почти неизбежно, — Робсон аранжировал гимны так, чтобы они соответствовали лаконичным соло или диалогам. [Sydney Morning Herald]

Очень помогает то, что Бруно — опытный импровизатор, а его товарищи по съемочной площадке знают, как использовать то, что он им дает. [Twin Cities Daily Planet]

Некоторые танцы, включая первое соло (Сары Мирнс), обладали диким, импровизационным, частично спотыкающимся, частично вдохновленным качеством. [New York Times]

Хью Трегеллес Уильямс рассказывает Оливье Латри о своей международной карьере и раскрывает секреты французской традиции импровизации.[South Wales Evening Post]

Днем Исаак Родригес является генеральным директором Provident Loan Society, 180-летней некоммерческой кредитной организации, основанной бизнес-магнатами, включая Дж. П. Моргана и Корнелиуса Вандербильта. Ночью Родригес выступает в роли комика-импровизатора с Artistic New Directions, театральной труппой на Манхэттене. [Метро]

Спонтанная импровизация: определение — Первомайские дни

Определение спонтанной импровизации

Спонтанный: выполняется или происходит в результате внезапного импульса или наклонения и без преднамеренного или внешнего воздействия.
Импровизация: импровизация, в частности музыкальное, драматическое произведение и т. Д., Созданное спонтанно или без подготовки.

Меня часто спрашивают: «Что такое спонтанная импровизация?» и меня всегда удивляет, что эти два слова вообще можно соединить. Если бы я был полностью честен, я бы определил спонтанную импровизацию как импровизацию, которая случается внезапно и неожиданно, например, внезапное проскальзывание персонажа и рифование за обеденным столом с семьей или обнаружение себя без видимой причины, ведущего половину беседы с типичным региональным языком. акцент на недоумение окружающих.Точно так же, как «спонтанный смех» — это смех, который вспыхивает незапланированно и, возможно, без очевидного внешнего стимула, например, если кто-то рассказывает анекдот.
Джо Сэмюэл

Планируемая импровизация

Это наводит меня на мысль, что импровизация, которой я провожу большую часть своей жизни, является преднамеренной импровизацией. Импровизация, которую я намеревался сделать, а потом пошел дальше и сделал. Цель многих обучающих семинаров, которые мы проводим, — помочь людям чувствовать себя более комфортно с обширными идеями, слушать и доверять коллегам по работе, иметь возможность не соглашаться с напористостью, а не страхом, и шагать в неизвестность, опираясь на знания, которые вы применили на практике. навыки, необходимые для полета.Таким образом, только практикуя преднамеренную импровизацию, мы можем подготовиться к моментам спонтанной импровизации, которые произойдут в ситуациях, когда мы этого не ожидаем. На встрече, которая начинает отклоняться от курса, во время подачи, которая идет не так, как планировалось, или когда речь идет о новой информации, которая может сорвать сделку.

Будьте готовы

В приведенном выше определении спонтанной импровизации есть опасное допущение в словах «созданная спонтанно или без подготовки».Вы найдете мне единственный пример музыканта, актера, юриста, оратора, футболиста или хирурга, который импровизирует без подготовки. Импровизация — это момент, когда мы опираемся на наш опыт, нашу практику, нашу мышечную память, чтобы успешно справиться с поставленной задачей, не испытывая сомнений или неуверенности. Это преданность практике, которая позволяет нам работать на более высоком когнитивном уровне, разрабатывать стратегию и видеть более широкую картину, в то время как наши инстинкты заботятся о деталях.

Музыкальная импровизация

Определение: Музыкальная импровизация — это создание музыки в данный момент без следования партитуре.

Как музыкант, который зарабатывал себе на жизнь импровизацией, я слишком хорошо знаю подводные камни прыжка в ситуацию с огромным энтузиазмом только для того, чтобы обнаружить, что я не знал параметров, с которыми работал. Хотя я изучал фортепиано и музыку Всю мою жизнь я никак не мог угадать аккорды или мелодию для мелодии, если бы я не знал мелодию! Импровизация лучше всего работает в рамках ограничений. В случае музыки такими ограничениями являются структура пьесы, аккорды или тональность каждого раздела и гамма, которая лучше всего соответствует аккордам.Так и может работать джазовая импровизация — каждый исполнитель знает, когда импровизировать, а когда импровизировать. Даже если музыка предается «свободной импровизации» без какой-либо предустановленной структуры, все равно важно знать, что это свободная импровизация, и, следовательно, обращать внимание на структуру, тональность и формы по мере их появления.

Импровизация театральная (импровизация)

Определение: Драматическая импровизация — это акт создания персонажей, сценариев и диалогов в данный момент и без сценария для создания театрального произведения.

Театральная импровизация основана на способности актеров слушать, доверять, вести и следовать спонтанно созданной идее. Типичная сцена импровизации не начинается с того, что актер точно заявляет, кто он, где находится и что делает, поскольку это совсем нереально. Скорее всего, сцена начнется с вступительной строки диалога, намекающего на некоторые из этих вещей. Остальные игроки на сцене должны уговорить их. Это включает в себя очень ловкую и тонкую игру, при которой каждый актер чувствует, нужно ли ему вести сцену, следовать за другими актерами или полностью сотрудничать в творческом процессе.Без репетиции и глубокого знания и доверия со стороны других людей на сцене с вами это может легко превратиться в серию фарсовых недопониманий и генерации напористых идей. Пункты обучения для работы в команде в бизнес-среде применимы непосредственно и могут применяться на практике таким же образом.

Импровизация жизни

Определение: Способность быстро мыслить и спокойно и четко реагировать на новые ситуации. Искусство разговора, дискуссии и умение продавать идею или продукт.

Мы все постоянно импровизируем. В жизни нет сценария, и, когда он кажется, он всегда отклоняется в неожиданном направлении. Большую часть времени мы не осознаем огромного объема обработки, которая происходит просто для поддержания разговора, но все время наш мозг устанавливает связи, читает язык тела и тон голоса, вспоминает предыдущие встречи и пытается маневрировать, чтобы получить что мы хотим от встречи. Все это приходит к нам естественным образом в результате бесчисленных часов практики.Споры, игры, победы и поражения в детстве — все это помогает нам оттачивать наши разговорные и межличностные навыки. Во время разговора мы часто подшучиваем, используем акценты и впадаем в ролевые игры. Все мы плодовитые и опытные импровизаторы!

Практика импровизации

Первомайская импровизация, облегчающая

Хорошая новость в том, что можно практиковать саму импровизацию. С помощью тренировок мы можем улучшить нашу способность создавать идеи, слова, музыку и движения в данный момент.Не только это, но и проходит совсем немного времени, прежде чем это обучение начинает поддерживать нашу повседневную жизнь, не только на работе, но и дома, а также в свободное время. Так что найдите сеанс местной импровизации или привлеките к своей работе экспертов, которые покажут вам основы и дадут вам возможность практиковать гибкость, универсальность, гибкое мышление и, осмелюсь сказать, даже спонтанность.

Если вам нравится практика импровизации в вашей организации, свяжитесь с нами и узнайте, как мы можем изменить вашу работу.

Джо Сэмюэл — музыкальный руководитель The Maydays и их известный пианист-импровизатор. Узнайте больше о Джо здесь.

Импровизация в музыке: определение, правила и приемы

Импровизация — Постой, есть правила?

Ну, это зависит от того, с кем вы разговариваете и от жанра, в котором вы будете импровизировать. У таких жанров, как джаз и блюз, совершенно другой словарный запас, чем, скажем, у рэпа или панка. Но если придерживаться импровизации в самом широком смысле, правила довольно просты:

  • Знай свои масштабы
  • Будьте проще

Давайте рассмотрим эти два правила по отдельности.

Know Your Scales

Хороший музыкант или нет, чтобы импровизировать, вы должны знать свои гаммы. Вы спросите, какая шкала? Это собрание заметок, относящихся к домашнему тону. Зачем мне их знать? Они говорят вам, какие ноты принадлежат друг другу, где вы можете найти дополнительные ноты и как сохранить вашу импровизацию через напряжение и расслабление.

Масштаб до мажор

Например, если вы импровизируете в тональности C, ваша гамма C будет содержать C-D-E-F-G-A-B-C.Тогда вы знаете, что можете в значительной степени использовать только эти ноты и, вероятно, звучите неплохо. Если вы импровизируете соло с аккомпаниатором, вы знаете, что они будут использовать аккорды шкалы C, так что, опять же, соблюдая ноты шкалы, в которой вы работаете, ваше соло будет звучать нормально.

А как насчет этих дополнительных заметок? Что ж, если вы играете джаз или блюз, вы можете использовать си-бемоль, это даст вам джазовый звук. Вы могли бы использовать ми-бемоль, заимствованную из дорийской моды , которая является широко используемым (в джазе и блюзе) старым типом гаммы с пониженными 3-й и 7-й ступенями.

Сохраняйте простоту

Самое важное правило импровизации — сохранять простоту. Вы могли бы действительно копнуть глубже и найти кучу маленьких правил (которые на самом деле больше похожи на предложения для эстетически приятной музыки), но все сводится к следующему: сохраняйте простоту.

Один из самых простых способов импровизировать — это приукрасить мелодию. Вам нравится торт? Как насчет торта с глазурью? Хорошо, простой праздничный торт из продуктового магазина — это мелодия; один из тех сумасшедших свадебных тортов будет украшением.Вы взяли тему и добавили к ней кучу странностей.

Другой распространенный прием для импровизации — взять простой мотив и повторить его, иногда с небольшими изменениями. Мотив похож на эту простейшую небольшую музыкальную идею (вспомните первые четыре ноты 5-й симфонии Бетховена «Да-да-да-дум»). Не будучи импровизацией, Бетховен использовал этот простой мотив и повторил его с некоторыми изменениями около 25 раз на первой минуте симфонии. Поговорим о том, чтобы не пытаться делать слишком много!

Помните, будьте проще: иногда лучшие соло говорят меньше всего (в тишине и простоте может быть красота).Чем больше заметок вы используете, тем больше шансов, что заметки действительно не работают.

Краткое содержание урока

Музыкальная импровизация — это спонтанное создание музыки. Есть несколько правил, которые мы используем, чтобы помочь контролировать непредвиденный поток:

  • Знай свои весы
  • Будьте проще

Знание своих гамм поможет вам узнать, какие ноты использовать и какие ноты можно позаимствовать (из тесно связанных клавиш — например, в режиме Дориана). Сохранение простоты включает в себя повторение и приукрашивание, две общепринятые практики.Повторение и развитие мотивов — распространенный способ импровизировать. Также важно не пытаться сказать слишком много. Наконец, убедитесь, что вы понимаете контекст своей импровизации: джазовое соло может отлично звучать для джаз-бэнда, но ужасно для панк-бэнда.

Импровизация как важный аспект человеческой практики?

В статье представлены концептуальные основы понимания сущностно импровизационного измерения человеческой рациональности.Он призван прояснить, как мы должны думать о важных концепциях, относящихся к центральным аспектам человеческой практики, а именно о концепциях импровизации, нормативности, привычки и свободы. Чтобы понять, в каком смысле человеческие практики по сути своей импровизационны, сначала необходимо раскритиковать неправильные представления об импровизации как неподготовленность и креативность ex nihilo . Во-вторых, необходимо решить теоретические проблемы, возникающие из-за недопонимания относительно понятий нормативности, привычки и свободы — недоразумений, которые вращаются вокруг идеи, что рациональность — это форма, которая развивается сама по себе и, таким образом, работает аналогично алгоритмы.Разобраться в нормативности, привычке и свободе можно только в том случае, если понять, что все они связаны с конфликтными отношениями с миром и с другими, что, в свою очередь, позволяет адекватно принять во внимание их конститутивную связь с импровизацией при правильном понимании. Обрисовывая эти концептуальные связи, мы хотим подготовить основы для объяснения рациональных практик как импровизационных практик. Статья завершается утверждением, что человеческая рациональная жизнь импровизирует, потому что условия человеческой практики возникают из самой практики.

1 Введение

Согласно Канту, человеческую рациональность следует понимать в терминах самозаконодательства. Рациональные животные, то есть люди, устанавливают для себя нормы и подчиняют им свое поведение. Кант считает, что эта фундаментальная структура объясняет, что такое свобода. Но можно предположить, что поступая так, он попадает в то, что в последние годы обсуждалось как «кантовский парадокс»:
разум связывает себя нормами, которые он сам себе дает; таким образом, эти нормы основаны на беззаконном акте.На основе того, что Гегель называет «абсолютной свободой»,
разум подчиняется нормам, которые, как предполагается, ограничивают разумное поведение. Но как нормы могут связывать разумных животных, если эти нормы основаны на акте неограниченности и произвола?

Кантовский парадокс ставит нас перед общим вопросом: как можно трактовать структуру привязанности к самоданным нормам как концепцию свободы? Или, вкратце: в рамках объяснения разума, как ограниченность и свобода совместимы друг с другом? Цель данной статьи — показать, что рассматриваемая совместимость может быть объяснена, если рассматривать самозаконодательство разума не в терминах первоначального подчинения нормам, а как подчинение им, которое возобновляется снова и снова в ход рациональных действий.Соответственно, само законодательство следует понимать в рамках непрерывного обновления и изменения норм, которым подчиняется собственное поведение. Это позволит нам косвенно показать, что кантовский парадокс является результатом несостоятельной концепции рациональных норм. Согласно этой несостоятельной концепции, рациональные нормы неизменны, если они установлены. Но, как мы будем доказывать, нормы, которыми руководствуются рациональные практики, постоянно пересматриваются. Эти нормы — и примеров бесчисленное множество: правила питания, правила приветствия, правила дорожного движения, дресс-коды, языковые обычаи, разговорные условности, художественные стили и т. Д.- постоянно развиваются, трансформируются и меняются.
Известное изречение Витгенштейна прекрасно отражает то, что можно было бы назвать гибкостью нашего рационального поведения: «мы придумываем правила по мере продвижения».

Теоретическая основа этого объяснения человеческого разума лежит в концепции импровизации. Придумывание правил на ходу — это, по определению, импровизационная практика. Наше главное утверждение состоит в том, что люди устанавливают нормативные практики, импровизируя в ситуациях, которые они переживают, и этот феномен хорошо иллюстрируется художественной импровизацией.

Однако цель следующих размышлений не состоит в том, чтобы предложить подробный отчет о рациональных практиках как импровизационных практиках. Цель статьи более скромная и предварительная: она состоит в исследовании концептуальных условий, необходимых для понимания рациональности в терминах импровизации. Наиболее серьезные теоретические проблемы здесь возникают из-за неправильных представлений, которые мешают нам увидеть, как можно объяснить человеческие практики как импровизационные.На наш взгляд, особенно актуальны четыре заблуждения, связанные с концепциями (а) импровизации, (б) нормативности, (в) привычки и (г) свободы.

(a) Согласно ошибочному представлению импровизация , импровизации включают события, которые не подготовлены и не определены. Такое понимание основывается на четком различии между планом, например музыкальной композицией, и импровизацией. В отличие от исполнения композиций и действий по детальному плану, предполагается, что импровизированные выступления не подчиняются правилам, носят спонтанный характер и возникают как бы неожиданно.

(b) Распространенная, но, на наш взгляд, ошибочная перспектива характеризует нормативность следующим образом: человеческие практики руководствуются, регулируются и стабилизируются нормами. В рамках этих практик импровизация вступает в игру только в том случае, если отсутствуют руководящие нормы. Проведенное Кантом различие между определяющими и отражающими суждениями является хорошим философским примером такого мышления. Согласно Канту, определяющие суждения применяют заранее установленные нормы, тогда как отражающие суждения устанавливают нормы в случаях, когда руководящие нормы отсутствуют.

(c) Третье понятие, которое мы хотим критиковать, состоит в том, что привычка — это автоматизм, призванный облегчить нашу повседневную жизнь. Этот взгляд часто предназначен для того, чтобы избежать чрезмерно интеллектуального понимания повседневных практик.
Для его сторонников привычки — это воплощенные привычки, бессознательная предрасположенность повторять одну и ту же серию действий, что приводит их к выводу, что в привычках нет никаких отражений. Последствием этой идеи (для нас нежелательным) является то, что она создает резкий контраст между привычками и импровизациями: как можно догадаться, в отличие от привычек, этот взгляд подразумевает, что импровизации не облегчают наше существование, что они заключаются в том, чтобы что-то новое и в постоянно меняющихся практиках, и поэтому они включают постоянные, напряженные размышления о нашем отношении к изменяющемуся миру.

(d) Наконец, в соответствии с неправильным представлением о свобода , мы действуем свободно, если мы действуем самоопределенным образом. С этой точки зрения источник свободы — действующий субъект. Как гласит история, действовать свободно — значит спонтанно определять курс своих действий. Как следствие, эта точка зрения проводит жесткое различие между действием в соответствии с внешними определяющими силами и действием спонтанно по своей воле. Соответственно, импровизация рассматривается как выражение этого второго вида действий и, таким образом, рассматривается как не связанная с внешними ограничениями (что, очевидно, неверно).

В нашей статье мы хотим показать, как можно преодолеть эти заблуждения, чтобы расчистить путь к правдоподобному взгляду на человеческие практики как на рациональные, но импровизационные практики. Во-первых, мы предложим более осознанное и реалистичное понимание импровизации как хорошо подготовленного мероприятия. Следующие три шага затем будут заключаться в наброске концепций нормативности, привычки и свободы, которые способны адекватно объяснить их внутренне импровизационные аспекты, правильно понятые.В свою очередь, мы утверждаем, что важные аспекты человеческих практик (нормативность, привычка и свобода) могут быть адекватно поняты только с учетом их конститутивной связи с импровизацией. В конце концов, эти исправленные концепции нормативности, привычки и свободы закладывают основу для объяснения рациональных практик как импровизационных практик. Как мы увидим, для этого потребуется прояснить диалектическую структуру, лежащую в основе как импровизации, так и трех других измерений человеческих практик.

2 Импровизация

Сначала нам необходимо прояснить некоторые недопонимания относительно импровизации, поскольку не может быть никаких сомнений в том, что широко распространенные предположения о природе импровизации представляют собой наиболее серьезное препятствие для понимания импровизационной природы человеческой практики. Два момента особенно важны. Во-первых, мы должны поразмышлять о том, каким образом импровизация неразрывно связана с неожиданностью, поскольку диалектика готовности и неподготовленности является ключом к импровизации.Во-вторых, мы хотим осветить нормативное измерение импровизации. Это означает правильное понимание оценочного аспекта импровизационного взаимодействия.

(1) Импровизация обычно понимается как совпадение изобретения и исполнения. Спектакль (например, музыкальное исполнение) считается импровизированным, если то, что создается действиями исполнителей (звуки, жесты, движения и т. Д.), Не является результатом выполнения заранее определенного плана действий (например, партитуры). а скорее изобретается «на месте».Однако этот аспект импровизации понимается неправильно, если он подразумевает, что импровизация — это creatio ex nihilo , выражение безграничного творчества.
Избавление от этого заблуждения требует, чтобы мы пролили свет на предварительные условия, необходимые для успешной импровизации (что бы это ни значило). Импровизаторы должны обладать опытом в рамках культурных референций.
В контексте импровизированных представлений изобретательность может проявиться только в том случае, если подготовка и ряд культурных, социальных, технических и материальных ограничений открывают для этого подходящее пространство.В этом смысле «импровизация — это не импровизация».
Именно это имел в виду саксофонист Ли Кониц, когда сказал, что «нужно быть готовым к неподготовленности».
Например, в мире музыки музыканты-импровизаторы должны знать, как реагировать на музыкальные события, которые в определенной степени непредсказуемы. Следовательно, подготовка, которая включает, но не ограничивается приобретением определенных навыков путем обучения, повторения и имитации, а также знакомство с практикой и ее конкретным культурным контекстом, является (а) одновременно предварительным условием и неотъемлемым аспектом импровизации.Однако (б) сами навыки, которые являются предпосылками импровизации, не являются внешними по отношению к импровизационной практике как своего рода самостоятельная основа. Скорее, они сформированы и, в то же время, поставлены под сомнение, а преобразованы в , внутри и посредством практики которых они являются предварительным условием. Как мы увидим, это позволяет нам понять (в) способы, которыми импровизация порождает неожиданность (и не предполагает ее).

Подготовка — необходимое условие импровизации, поскольку без подготовки импровизаторы не смогли бы должным образом справиться с неожиданными ситуациями, возникающими во время выступления.Таким образом, импровизаторы должны быть «хорошо вооружены» навыками; это касается как бытовых, так и художественных импровизаций. Например, музыканты-импровизаторы должны уметь играть на музыкальном инструменте. Более того, они должны знать стили, условности и приемы определенной художественной практики или жанра. Но одно только это обучение не помогает им справиться с неожиданными событиями, которые могут произойти во время импровизации. Таким образом, навыки следует понимать как состоящие не только в технической и стилистической подготовке, но и в способности адекватно реагировать на неожиданное.Эти способности приобретаются через активное и повторяющееся знакомство с практикой, то есть через практическое обучение, а не через теоретическое обучение. Это компетенции, приобретенные в процессе работы: «обучение через действие».
Следовательно, мы понимаем навык как воплощенное «процедурное знание» (в смысле «знание как»).
). Приобретение навыков происходит в рамках практики и как практики.

(a) Однако, если импровизаторы повторяют только заранее установленные стереотипные формулы, мы считаем их неудачными.Таким образом, навыки импровизаторов должны быть пластиковыми ,
именно потому, что им приходится приспосабливаться к конкретным непредвиденным обстоятельствам. Естественно, навык приобретается посредством его выполнения. Однако это понимание проясняет, что выполнение навыка также включает в себя постоянное (не) обучение этому навыку, потому что конкретное рассмотрение конкретных и непредвиденных ситуаций выполнения имеет рекурсивный эффект на развитие «ноу-хау» импровизации. Короче говоря, это часть его развития как художественной практики.Обладание конкретным ноу-хау не только является предварительным условием практики, но (пере) формируется импровизационными практиками, которые, таким образом, вводят в действие свои собственные предварительные условия. То, как исполнители справляются (более или менее успешно) с (более или менее) неожиданными ситуациями каждого выступления, задним числом способствует (транс) формированию их навыков. Вкратце, импровизаторы не изучают технику раз и навсегда по той простой причине, что каждая конкретная ситуация, в которой применяется определенный навык, специфична и ее нельзя предвидеть.Поскольку каждая ситуация требует особого ответа, она требует особой адаптации и, следовательно, развития навыков. Например, трубач играет с новым саксофонистом. По этой причине она должна, хотя и немного, приспособить свой стиль игры к этой новой ситуации (например, изменив интонацию своего инструмента), возможно, отказавшись от условностей и техник, на которые она привыкла полагаться. И не только это: импровизаторы намеренно стараются перестать использовать исполнительские навыки, которые кристаллизовались в поведенческие привычки, чтобы проявить творческий подход.Как и в случае с попыткой Марселя Дюшана «забыть [своей] рукой», чтобы создать свои зрелые произведения, этот акт самообучения иногда может служить сознательным и явным художественным ресурсом (даже в искусствах, которые не являются специально импровизационными). .

(b) Другой аспект диалектического соотношения между подготовленностью и неподготовленностью, который имеет особое значение, — это то, что можно назвать эпистемическим парадоксом импровизаторов :
импровизаторы одновременно осведомлены и лишены знаний.Перед выступлением они знают , как делать, но они не знают, , что делать (несмотря на то, что, как мы только что видели, даже навыки, необходимые для импровизации, переделываются посредством импровизаций). Они знают, как играть на музыкальном инструменте, читать или танцевать, но у них нет заранее определенных знаний о том, что они будут конкретно делать во время игры, чтения или танца. В противном случае они бы не импровизировали, а выполняли план. И в самой импровизации знание и незнание стоят бок о бок.Импровизаторы, как мы видели, обладают процедурным знанием исполнительской практики, в которой они участвуют, но они не знают, что именно является правильным действием в конкретный момент импровизации.
Знать, как что-то делать, — это не то же самое, что знать, что конкретно нужно делать. Тот, кто по-настоящему импровизирует, не имеет полностью определенного представления о том, что ей следует делать, даже если, обладая соответствующими навыками, она знает, как это делать. Следовательно, конкретные цели и намерения не предшествуют импровизированному действию, а скорее возникают и развиваются посредством самого действия и в силу самого действия.В импровизации план действий формируется через само действие в соответствии со спецификой ситуации, к которой исполнители должны адаптироваться.

(c) Это объяснение позволяет нам объяснить наиболее важный аспект диалектики готовности и неподготовленности в импровизации. Импровизация позволяет порождать неожиданности, новое.
Обсуждавшееся выше неправильное представление об импровизации создает впечатление, будто неожиданное было просто одним из предварительных условий импровизации.Соответственно, импровизация потребовала бы не только знания того, как действовать в рамках заданных ограничений, но также подразумевала бы столкновение с ситуациями, которых мы не ожидали и не знали, как справляться, что, в свою очередь, запускало бы импровизационные действия. Но это ошибочно.

В основе импровизации лежит не знание того, что делать , а скорее обучение тому, как не знать, что делать , развитие навыков, которые позволяют распознавать и ценить перформативные явления не как внешние помехи, а как аффорданс .Таким образом, навыки, необходимые для импровизации, следует понимать как влекущие за собой чувствительность к непредвиденным событиям. Если исполнителям не хватает этой чувствительности, они могут повторять только стереотипные, отработанные шаблоны. Эта чуткость нужна для того, чтобы распознать неожиданное и сделать это продуктивным для развития импровизации. Поскольку что-то может быть неожиданным только по отношению к некоторому виду ожидания, которое имеет место, мы должны понимать неожиданное как конститутивно связанное со способностью распознавать это и реагировать на него, т.е.е. навыку, который не просто выражается в стереотипном повторении. Таким образом, как познавательные и практические ресурсы импровизации, неожиданное (или настоящее «начало», как сказал бы Янкелевич)
тоже не является внешней предпосылкой того, что значит импровизировать (что, кстати, подтверждается e contrario тем фактом, что многие импровизированные выступления в определенных отношениях вполне предсказуемы). Скорее, неожиданное следует понимать как результат импровизации, который отражается в самой практике импровизации.В этом смысле импровизация должна пониматься как упражнение phronesis : способность практически хорошо обдумывать, как действовать в соответствии с конкретными требованиями конкретной ситуации, способность, которая может изменить ход импровизации.

Рассматриваемое диалектическое отношение можно резюмировать оксюмороном: неожиданное — это то, с чем мы ожидаем столкнуться в импровизации. Менее оксюморонически это означает, что именно конкретное развитие импровизационного процесса позволяет или не позволяет исполнителям относиться к «тому, что произошло».
как возможность взять перформанс в новом направлении, интегрировать его в перформанс и тем самым произвести неожиданное.В гегелевских терминах предпосылка (я) процесса работает (я) как таковая, только если они постулируются процессом / внутри процесса.
Конкретное развитие перформанса возвращается к его предпосылкам, трансформируя их значение в контексте конкретного исполнения. В таком понимании импровизация — это аутопоэтический процесс , который производит свои собственные элементы.
Вот почему конкретный смысл импровизации, ее «нормативное содержание» (как мы назовем его в разделе 5) возникают из взаимодействий разного рода.Следовательно, чтобы лучше понять, что требуется, чтобы что-то неожиданное могло служить основанием для определенного действия, мы должны пролить свет на интерактивное измерение импровизации.

(2) Импровизации — это , состоящие из взаимодействий.
Даже солисты должны взаимодействовать с контекстными обстоятельствами выступления, такими как пространство, в котором происходит представление, его акустика, аудитория и культурные рамки мероприятия, что порождает ожидания относительно того, какая музыка будет выполненный.И они должны взаимодействовать с ресурсами своей практики, такими как собственные навыки, стиль, артистическое призвание и профессиональная карьера. Например, солисты взаимодействуют с музыкальным инструментом, на котором они играют, по-разному реагируя на предложения, которые он предлагает, и ищут различные способы (ab) его использования.
Но они также взаимодействуют с культурными традициями своей художественной практики, по-разному ссылаясь на нее, продолжая ее, присваивая ее, (аб) используя, распространяя или предавая.

Однако наиболее очевидные и очевидные взаимодействия в импровизированных выступлениях происходят между исполнителями в групповой импровизации. Исполнители одновременно являются продюсерами и приемниками: во время действия они также должны понимать, что делают их товарищи по игре. Их действия являются реакцией на то, что делают другие, и они, в свою очередь, предоставляют возможности для действий других. Более того, их действия, именно как ответы и возможности для других игроков, составляют оценочный .Например, определенная мелодическая линия, которую играет пианист в ответ на ритмический паттерн, предложенный басистом, может рассматриваться как перформативная оценка действия басиста, предлагающая ей продолжить движение по этой линии, или изменить направление, или остановиться. Басист, также оценивая то, что делает пианист, может принять или отклонить его приглашение, сотрудничая с его музыкальным предложением или противопоставляя его. В ходе выступления импровизаторы непрерывно оценивают различные его моменты в виде перформативных вкладов.Эти оценки не являются созерцательными, но обладают перформативной силой :
они влияют на производительность, направляя принимаемые решения (часто бессознательно) и продвигая производительность вперед.

Внутренняя связь между исполнением и оценкой может рассматриваться как выражение нормативного измерения импровизации. Импровизаторы имеют (более или менее) общий (культурный, художественный и стилистический) фон, который предоставляет им концептуальные схемы, с помощью которых они могут представлять и оценивать текущую ситуацию и решать проблемы координации.Однако ссылочная структура, которая определяет ожидания исполнителей (и публики) и устанавливает нормы смысла происходящего, является одним из предварительных условий импровизированного исполнения. И, как мы только что видели, импровизация перформативно возвращается в эту структуру. Это означает, что последний не является стабильным и статичным. Скорее, он динамичен и меняется (или может измениться) во время выступления. Фактически, это проявляется во время выступления и выходит за рамки субъективных намерений исполнителей.Но почему меняются нормативные рамки производительности? Причиной такого динамичного характера нормативности импровизационных практик является как раз оценочное измерение самого перформанса. То, что делают другие игроки, накладывает ограничения на тех, кто реагирует на это во время импровизационного взаимодействия, тем самым действуя как (своего рода) норма. Каждое действие и жест (например, в музыкальном представлении, конкретная сопровождающая фигура, которую играет барабанщик) вносят свой вклад в формирование нормативного контекста импровизации, поскольку становятся ограничением для действий других исполнителей.В свою очередь, его смысл и нормативная сила зависят от того, как на него реагируют другие исполнители.

Итак, мы сталкиваемся с той же концептуальной структурой, которая уже подчеркивалась в отношении связей между готовностью и неподготовленностью, планом и действием, а также импровизацией и неожиданностью. Нормы, которыми руководствуются импровизированные исполнения, не просто предшествуют им, но устанавливаются в рамках их конкретного развития, что означает, что референциальный контекст исполнения постоянно воссоздается в ходе самого перформанса.Каждое действие и жест ограничивают и заранее формируют значение будущих действий и жестов, и, соответственно, значение каждого момента или знака в прошлом может меняться в зависимости от того, что происходит позже.
Следовательно, нормативность исполнения постоянно меняется. Чтобы лучше понять это, мы должны проанализировать саму концепцию нормативности.

3 Нормативная практика

В Разделе 1 мы утверждали, что распространенное заблуждение относительно нормативности требует от нас различать практики, которые руководствуются стабильными нормами, и практики, в которых руководящие нормы отсутствуют, так что необходимо сначала установить их, чтобы практика Работа.Наша позиция против этого заблуждения заключается в следующем: руководящие нормы человеческих практик основаны на динамических отношениях между нормоориентированными субъектами и миром и, в частности, на взаимных отношениях между различными констелляциями индивидов и групп (или коллективных агентов). Нормативные практики функционируют в той мере, в какой они открыты для развития и преобразований, инициированных миром, особенно другими индивидами и коллективными агентами. Если нормативным практикам не хватает такой открытости, они «замирают», теряя тем самым свою нормативную силу, потому что их руководящие нормы больше не соответствуют действительности и, таким образом, становятся неприменимыми.Чтобы поддержать эти утверждения, мы будем (1) защищать представление о том, что мир играет роль в динамическом конституировании норм, и (2) проследить важность взаимодействий между людьми для динамики конституирования норм. На этом фоне мы тогда (3) сможем осветить импровизационное измерение нормативности.

(1) Каждая концепция нормативности должна иметь дело с проблемой приложения. Витгенштейн классно объяснил эту проблему, указав на угрозу бесконечного регресса.Если мы воспринимаем применение нормы как отдельную от применяемой нормы, нам нужна вторая норма, чтобы преодолеть разрыв между нормой и ее применением, что, в свою очередь, требует третьей нормы, которая устраняет разрыв между этой второй нормой и ее применением и так что до бесконечности.

Чтобы избежать такого регресса, нормы следует рассматривать как обеспечиваемые непосредственно в их применении и посредством их применения. Согласно уроку Витгенштейна, нормы эффективны и реально реальны только тогда, когда они применяются.Следовательно, применение нормы имеет важное значение для установления и реализации нормы. Нормы — это то, чем они являются в своем применении, а неприменимые нормы, то есть нормы, действительные только «на бумаге», не являются нормами, собственно говоря, потому что они ничего не нормируют. Таким образом, объяснение того, что такое нормы, должно быть сосредоточено на том, что означает применение нормы.

Итак, каждое применение нормы должно иметь дело с конкретной конкретной ситуацией, к которой она применяется.Однако нормы вытекают из конкретных ситуаций и не могут применяться таким же образом к новым ситуациям. Это не программы, которые автоматически — и успешно — активируются в одних и тех же обстоятельствах навсегда и навсегда, хотя бы по той простой причине, что обстоятельства всегда меняются, и каждая новая ситуация, к которой применяется норма, меняет саму норму. Норма должна быть адаптирована к изменяющейся ситуации: следовательно, мы должны думать о цепочках приложений как о постоянно развивающейся и трансформирующей рассматриваемую норму.Это означает, что нормы не безразличны к миру. Напротив, нормы определяются миром и его изменениями, тем самым претерпевая изменения сами. Назовем это измерение нормы приземленностью норм.

(2) Второй существенный источник развития норм лежит во взаимодействии между людьми, которые применяют рассматриваемые нормы. Это особенно очевидно в случае судей, которые применяют нормы к конкретным делам.Если судья утверждает, что норма применима к конкретному делу (короче говоря, «первое решение»), другие судьи будут оценивать то, что было оценено. Если эти другие судьи сочтут первое решение убедительным, они подтвердят его и превратят его в прецедент для своих собственных суждений. Они продолжают применять норму в том виде, в котором она была сформирована первым приговором. Но если другие судьи не согласны с первым судьей, они не позволят первому решению повлиять на их собственные суждения — или, в качестве другой реакции, они будут относиться к нему только отрицательно.В таких случаях первое решение будет исключено или останется без резонанса.

То, что относится к судьям, применимо также к другим предметам, применяющим нормы, во всех нормативных областях, включая понимание и использование концепций.
Тот, кто говорит о «бедности» в отношении конкретных людей или ситуаций, сталкивается с реакцией других на то, что она говорит. Либо они согласятся с рассматриваемым приложением и сочтут его актуальным для своих собственных способов использования понятия «бедность», либо они откажутся от использования этого понятия в конкретной ситуации и не будут полагаться на него, когда сами будут использовать рассматриваемая концепция.Например, у одного человека может быть определенный стандарт богатства и бедности с точки зрения товаров и денег, которыми владеют люди, которые зависят от их собственной конкретной экзистенциальной ситуации, а у кого-то другого может быть другой стандарт, который зависит от их конкретной жизненной ситуации и образа жизни. . Таким образом, используя одно и то же выражение, они могут означать две разные вещи. Более того, можно также использовать понятие «бедность» применительно к нематериальным благам, таким как интеллект или разнообразие культурного опыта, или в связи с такими понятиями, как «невинность», как в христианской поговорке «нищий духом».Эти различные применения нормы (концепции) во взаимодействии с другими изменяют контекст, необходимый для соблюдения нормы: в данном случае значение слова «бедность». Как и в случае с судьями, люди, использующие нормы, взаимодействуют друг с другом, и их взаимодействие является важным аспектом развития норм. Назовем это измерение интерсубъективностью норм .

(3) И мирская , и интерсубъективность норм являются определяющими для взгляда на нормативность, сфокусированного на применении норм.Кроме того, важно подчеркнуть, что ни одна норма не существует сама по себе. Нормы развиваются по отношению друг к другу. И снова Витгенштейн может помочь нам понять, почему это так. В своем знаменитом аргументе против возможности частного языка Витгенштейн подчеркивает, что нормы действуют как критерии друг для друга.
Применение нормы всегда связано с применением других норм, прямо или косвенно. Нормы вытекают друг из друга, они контрастируют друг с другом, исключают друг друга и объясняют друг друга.Во многих различных контекстах и ​​даже в разных контекстах нормы связаны с другими нормами в той степени, в которой на разработку нормы конститутивно влияют другие нормы (и их собственные разработки). Показателен в этом отношении пример с понятием «бедность», который мы только что затронули. Как только понятие связано с «невиновностью», оно меняется. Он также меняется в зависимости от того, как мы понимаем потребности. Короче говоря, нормы образуют паутину (взаимодействующих и изменяющихся) норм — не только в языке, но и в телесных жестах, в искусстве и во всех символических аспектах практической и культурной жизни.

На основании приведенных выше объяснений легко увидеть, что динамика норм имеет импровизационное измерение. Это ясно демонстрируется их интерсубъективностью , : приложения и разработки норм утверждаются, отклоняются или изменяются, в ходе взаимодействия которых нормы являются элементами. Несмотря на то, что в некоторых человеческих практиках (например, юридических) нормы применяются более четко (даже публично декларируются) и контролируются, нормативные практики всегда имеют интерактивное измерение импровизационного типа.Применение нормы основывается на развитии, которое норма приняла к настоящему времени в своем сложном положении в паутине норм; однако он также подвержен импровизационным взаимодействиям, поскольку нет никакого способа предотвратить появление приложений нормы, которые могли бы ее изменить. Это означает, что ни один человек, использующий нормы, не имеет последнего слова относительно того, как нормы должны применяться. Такое последнее слово было бы само по себе противоречивым. Это был бы способ выхода из практики, который, в то же время, контролировал бы практику, поэтому, как это ни парадоксально, продолжал бы участвовать в ней, что логически невозможно.Грубо говоря, никто не может использовать что-то вроде суперкритерия, чтобы определить, как правильно понимать и применять конкретную норму. Значение норм и то, что составляет их правильное применение, устанавливаются путем практических переговоров, которые происходят в ходе самого применения нормы. Так что, конечно, может случиться так, что из прагматических соображений взаимодействие будет прервано (как в случае с апелляционными судами). Но даже в таких ситуациях взаимодействие продолжается — возможно, в других контекстах или на разных уровнях — тем самым, дальнейшее развитие спорных норм более или менее непредсказуемым образом.Вот почему каждое взаимодействие с нормой и ее прошлым применением носит импровизационный характер.

Напомним, что мы объясняли в разделе 1 нашей статьи. Тот, кто придерживается нормы, подготовлен по-разному. Она овладевает рассматриваемой нормой и ее связями с другими нормами и приобрела способность — явно или неявно — перформативно оценивать нормы и их применение. Но все эти приготовления не гарантируют, что у нее есть абсолютно определенный способ работы с рассматриваемой нормой или что она способна соответствующим образом применить норму в каждой конкретной ситуации.Возможно, она не видит конкретной специфики ситуации или прибегает к неправильной норме. Каждый способ комментирования и продолжения нормативной практики должен выдерживать неуверенность и раздражение. Снова рассмотрим пример судьи. Даже если судья является лучшим в определенной области и даже если она сделала все, чтобы достичь идеальной подготовки к делам, с которыми она имеет дело, ей все равно приходится сталкиваться с риском ошибки. Как и в импровизации, всегда можно не добиться успеха.Тот, кто совершенствует себя в своих способностях, все же открыт для ошибок. Для сравнения рассмотрим человека, который просто действует слепо и, следовательно, выходит за рамки нормативной области: он не может ошибаться. Таким образом, симптом импровизационного характера нормативных практик состоит в том, что мы всегда сталкиваемся с возможностью совершения ошибок в рамках этих практик. Невозможно уменьшить эту возможность, как бы хорошо вы ни тренировались. Даже если можно научиться принимать во внимание, например, множество исключений, возможность ошибки — i.е., непредвиденное исключение, которое не принимается во внимание — имеет место в целом. Говоря об этом Деррида, мы можем сказать, что невозможно рассчитать риск неудачи.

Однако здесь следует учесть еще один момент. «Ошибки» могут оказаться возможностью позитивного изменения нормы в неожиданной ситуации, тем самым изобретая новую норму, в которой «неправильное» применение (старой) нормы спасается как хорошее применение (новой) нормы.Ошибки не всегда являются простыми нарушениями нормативной практики. Это нарушения нормативной практики, которые, способствуя трансформации норм, которыми руководствуется практика, могут оказаться успешными ее результатами. Художественные примеры хорошо известны: художественные выступления, считающиеся ошибками по отношению к установленным художественным нормам, могут обернуться возможностью творческого изменения норм и продвижения практики.
Но, несмотря на решающее значение для понимания нормативности человеческих практик, художественные примеры обычно не сталкиваются с рисками, встречающимися в повседневной жизни, где непредвиденные события и ошибки могут создать серьезные проблемы для жизни людей.В таких случаях ошибки, как «отклонения» от установленных норм действий, могут быть фатальными; тем не менее, иногда они могут оказаться правильными все-таки.

В этой связи давайте подумаем о реальной истории Салли Салленбергера, пилота, который в январе 2009 года смог придумать способ спасти пассажиров рейса 1549 US Airways, попавшего в непредсказуемую аварию. Как показано в фильме Клинта Иствуда « Салли » (США, 2016 г.), если бы пилот (которого играл Том Хэнкс) выполнил обычные аварийные процедуры, пытаясь приземлиться в ближайшем аэропорту, самолет бы разбился, как позже смогли выяснить эксперты. продемонстрировать.Вместо этого, нарушив установленные нормы, то есть намеренно допустив ошибку, ему удалось спасти всех пассажиров и экипаж. Поняв специфику ситуации, Салли придумал план действий при проведении самого действия, впервые в истории сумев бросить Airbus A320 в реку.

Исполнение

Салли было своего рода парадигматическим случаем phronesis (см. Раздел 2). Мы могли бы лучше объяснить это, сказав, что он был в той же ситуации, что и импровизаторы, которые, как мы подчеркивали, находятся в двойной позиции знания и незнания: они знают, как выполнять практику (в его случае, практика полета самолет, даже в сложных обстоятельствах), но они не знают, что именно они должны делать в конкретной ситуации (поскольку обычные аварийные инструкции не подходили для и той ситуации , и до этого никто никогда не садил пассажирский самолет на реке Гудзон) .Это был крайний случай.
Но обычные пользователи часто попадают в аналогичные ситуации, даже если они, к счастью, обычно менее драматичны. Пользователи норм не всегда могут знать, что им делать с конкретной нормой, с которой они имеют дело.
В этом смысле у обычных пользователей нет плана того, что они делают. Или, точнее, они разрабатывают план , а применяют конкретную норму.
В конце концов, в этом и заключается умение конкретно судить.Именно здесь рушится вышеупомянутое кантовское различие между определяющими и отражающими суждениями: каждое определяющее суждение связано с рефлексивными аспектами и, таким образом, включает (транс) формирование применяемой нормы.

Здесь может возникнуть потенциальное возражение по поводу того, как мы объединяем нормативность и импровизацию. В Разделе 2 мы описали импровизацию как нормативную и привычную. Здесь мы описываем нормативность как импровизацию.Однако, как мы обсуждали ранее, причина того, что нормативность носит импровизационный характер, заключается не в том, что импровизация привычна, а в том, что импровизация непредсказуема, поскольку всегда связана со спецификой исполняемой ситуации. Итак, возражение может продолжаться, мы двусмысленно соединяем эти две концепции. Причина, по которой нормативность носит импровизационный характер, кажется прямо противоположной причине, по которой импровизация носит нормативный характер. Лучший способ противостоять этому возражению — сделать явным диалектический характер концептуальной связи между импровизацией и нормативностью.Новизна и непредсказуемость (с точки зрения возникновения, изменения, раздражения, трансформации и т. Д.) Не противоречат нормам как руководящим критериям и, как мы увидим в разделе 3, как привычкам. Другими словами, новизна в таком понимании не противоречит тому, как нормы организуют человеческие практики. Скорее, это важный элемент того, как человеческие практики работают нормативно, то есть справляясь с конкретной реальностью конкретных ситуаций. Нормы работают (применяются и соблюдаются) только в том случае, если они могут быть (творчески) изменены, то есть, если их смысл и / или их нормативная сила могут быть (преобразованы) через взаимодействия между людьми и через конфронтацию с изменяющейся реальностью.И нормы снова и снова открываются для нового, потому что только таким образом могут направлять практики (в своих постоянно меняющихся ситуациях) и быть эффективными как нормы. Соответственно, как мы видели ранее, импровизация не исключает различных руководящих норм, а требует их для достижения успеха. Но, как мы теперь лучше понимаем, нормы, управляющие практикой, включая такую ​​практику, как импровизация (например, музыкальная импровизация), сами развиваются в рамках практики, поскольку нет экстрапрактического суперкритерия для регулирования того, как норма должна работают как норма.

Это позволяет нам сделать последний шаг в нашем объяснении нормативности. Он состоит в объяснении того, как нормативная практика может заморозиться. Если применение норм становится автоматическим, нормативные практики обедняются настолько, насколько они имеют тенденцию терять контроль над миром и не могут справиться с неожиданностями. Если нормы применяются в готовом виде, они не развиваются дальше, а это значит, что они не могут справиться с миром. В фильме Салли после инцидента пилота обвинили в несоблюдении обычных процедур, т.е.е. в нарушении правил, что поставило под угрозу жизнь пассажиров.
Но, как позже было показано, все было с точностью до наоборот. Если неожиданное событие не побудило его изменить норму в ее применении, составляя правило по мере его продвижения (или, менее изящно, но, возможно, более точно, интегрируя неожиданное в норму, тем самым создавая неожиданную норму), то стандартная норма была бы совершенно неэффективной.

Даже несмотря на то, что то, с чем сталкиваются пользователи норм в мире, зависит от культурных и социальных структур и общих моделей ожиданий, иногда то, что происходит здесь и сейчас, требует ответа, который никогда не мог быть запланирован.Таким образом, человеческая рациональность не сводится к жестким (алгоритмическим) правилам и логическому мышлению.
Ибо рациональность — это реакция на потенциально непредвиденные мирские и социальные факты и события. Жесткие, неизменные правила имеют тенденцию терять связь с тем, что есть. Не реагируя на специфический характер ситуаций, к которым они применяются, они не достигают своей реальной цели, вместо этого превращаясь в алгоритмические кодификации процедур, которые считаются самоцелью. Действительно, это общий недостаток нормативных практик, поскольку нормы имеют тенденцию становиться стереотипными, автоматизированными и отчужденными от мира.Если мы думаем о нормах как о обеспечивающих стабильность, мы склонны понимать нормативность на основе ее дефектной версии. Это подводит нас к третьему заблуждению, с которым нам приходится иметь дело: неправильному представлению о привычке.

4 привычки

Разработанная до сих пор динамическая концепция нормативности может быть неверно истолкована как подразумевающая, что нормативные существа постоянно размышляют о том, как применять нормы. Итак, поскольку мы отвергли взгляд на нормативность как на автоматизм, может показаться, что мы поддерживаем сверхинтеллектуализированную концепцию человеческих практик, согласно которой человеческие практики как нормативные практики отягощены интеллектуальной рефлексией.Однако как феноменология
и прагматизм
научили нас, такое представление о человеческих практиках было бы весьма сомнительным. Люди не постоянно и намеренно размышляют о том, что делать, применяя нормы в своих действиях. Таким образом, наша задача теперь состоит в том, чтобы продемонстрировать, что, как парадигматически демонстрируют импровизационные художественные практики (см. Раздел 2), динамика человеческих практик не связана с постоянной интеллектуальной рефлексией: мы выполняем нормативные практики, не подвергая их постоянному явному сомнению.И это не вопреки, а в силу их импровизационной стороны. Дело в том, что нормативная практика, , как рациональный ответ на мирские факты, — это привычная практика, ; они основаны на привычках. Обсуждаемые навыки, которые служат предварительными условиями импровизационной деятельности, в основном реализуются в привычках, то есть в диспозициях или, как удачно назвал их Пирс, воплощенных в них «правилах действия».

Принято считать, что привычки задают ритм повседневной жизни и позволяют нам регулярно, быстро и эффективно выполнять операции, которые в противном случае потребовали бы слишком много ресурсов и слишком много усилий.Итак, как указывали важные философские традиции, привычки являются ключевыми элементами для формирования личной идентичности, межличностных отношений и развития культурных процессов.
Но как понимать привычки? Как указано в разделе 1, широко распространенное мнение рассматривает привычки как автоматические и повторяющиеся модели поведения, которые имеют функцию облегчения повседневной жизни через формирование (или привитие
) поведенческих процедур, которые должны автоматически применяться ко всем ситуациям одного типа.Как обсуждал Сойер,
Были предприняты попытки представить социальные ситуации — повседневные ситуации, такие как еда в ресторане — как «сценарии», понимаемые как интернализации «социальных текстов».
Согласно этой драматургической модели социальной жизни, когда мы попадаем в ситуацию «едят в ресторане», мы просто применяем соответствующий готовый алгоритм поведенческих привычных паттернов, предписанных интернализованными сценариями. Эта точка зрения, как мы утверждали во введении, подразумевает резкий контраст между привычками, которые неправильно понимаются как нерефлексивные и не творческие, и импровизацией, которая также наивно ошибочно воспринимается как спонтанное творчество ex nihilo
.Чтобы избежать этих заблуждений, мы должны пересмотреть нашу концепцию привычек, поддержав точку зрения на привычки, которую защищали такие философы, как Гегель, Равассон, Бурдье, Де Серто и Малабу.
Мы сделаем это, объяснив (1) внутреннюю динамику и (2) внутреннее отражающее и пластиковое измерение привычек. Это позволит нам понять навыки и действия, составляющие нормативно-импровизационные практики, как практики, основанные на привычках.

(1) Наша основная мысль заключается в том, что привычки нужно отличать от алгоритмов.Алгоритмы жестко регулируют определенные функции; таким образом, они либо работают, либо нет. Если ситуация, к которой они применяются, неуместна, они просто не работают. Адаптация алгоритма к другой ситуации означает замену первого алгоритма другим. Нет трансформации, только подмена. И наоборот, привычки не работают таким фиксированным образом. Привычки могут выполнять свою функцию регулирования человеческого и социального поведения и упрощения (лучше: делать возможной) повседневную жизнь только в том случае, если они способны адаптироваться к «нарушениям», возникающим из различных конкретных ситуаций, в которых они имеют место.Таким образом, когда что-то не так, как раньше и ожидалось, привычное поведение, в отличие от алгоритмической программы, способно пластично адаптироваться к изменившейся ситуации, справляясь с ней. В этом смысле привычки «делают возможным будущее».
Ибо, опять же, в отличие от алгоритмов, привычки не просто выполняются автоматическим и стереотипным образом, но могут быть изменены в соответствии с изменяющейся реальностью. Кроме того, они также могут быть намеренно сформированы субъектами, чтобы проактивно изменять реальность.

Эта чувствительность к нарушениям и изменениям имеет отношение к оценочным и нормативным аспектам человеческих практик, которые мы обсуждали в предыдущих разделах. В конце концов, привычки — это не только рутинные правила для «легкого» выполнения задач; они также несут ответственность за формирование и реализацию ценностей, которые ориентируют человеческие практики в конкретных ситуациях. Следовательно, хотя люди, безусловно, олицетворяют, индивидуально и коллективно, ситуации своей повседневной, а также своей культурной жизни, и хотя привычки составляют не только полезный и рациональный образ жизни, но, как уже упоминалось, само условие возможности личная жизнь и культура человека, типизированные ситуации, как и нормы и ценности, регулирующие человеческие действия, не являются фиксированными и неизменными.Скорее, они динамичны в том смысле, что каждая особая конкретная ситуация специфична и поэтому не может быть полностью предвидена. Таким образом, в то время как поведенческий распорядок типизированной ситуации применяется к конкретной ситуации , эта конкретная ситуация задним числом влияет на распорядок, влияя, если вообще незначительно, на ее «структуру» (или ее «сценарий»). Другими словами, чтобы быть эффективными и адекватно справляться с конкретными и беспрецедентными аспектами конкретной ситуации, привычные распорядки типизированных ситуаций должны быть пластично адаптированы к ней.Более того, привычки возникают благодаря тому, что они постоянно и изобретательно адаптируются к специфике различных ситуаций. Человеческие практики, как писал Де Серто,
работать, беспрецедентным образом приспосабливая и адаптируя институционализированные нормы и привычки к конкретным ситуациям, изобретая, , используя привычки , пространства свободы и новизны, которые (транс-) формируют привычки, тем самым творчески создавая новинки. Таким образом, привычки всегда меняются и постоянно (хотя и медленно) меняются.

Короче говоря, привычки — это пластические конфигурации, порожденные повторением и обучением, основных предрасположенностей и навыков людей (и культур). Они не являются a priori и готовыми свойствами людей, но возникают a posteriori в результате непрерывного оценочного, адаптивного и творческого взаимодействия между людьми и их изменяющейся природной и культурной средой. Они суть людей, но, тем не менее, их можно модифицировать и порождать непрерывными изменениями.Выражаясь гегелевскими терминами, мы можем сказать, что привычки «делают возможными Bildung себя»:
они представляют собой диспозиции, с помощью которых люди формируют себя и свои взаимоотношения, становясь и развивая тех конкретных людей, которыми они являются, в непрерывном динамическом взаимодействии с реальностью.

Это понимание привычек делает явным диалектическую связь между привычками и импровизацией. Не только, как было показано ранее (см. Раздел 2), импровизационные выступления стали возможными благодаря привычным навыкам, но и привычки, такие как «бессмысленное изобретение регулируемой импровизации»,
конститутивно связаны с импровизационными практиками.Пластичность привычек может быть реализована только в том случае, если люди, чей характер и идентичность формируются через привычки, постоянно импровизируют во взаимодействии с другими людьми и с миром. Привычка — это одновременно результат импровизации и ее предварительное условие. Это «момент импровизации», поскольку « отвечает , а не сопротивляется трансформации человеческой деятельности и связанному с этим творчеству».

(2) Пластичность привычек следует объяснять с точки зрения внутренних процессов отражения.Но в каком смысле привычки отражают? Мы утверждаем, что привычки рефлексивны, потому что, как предполагалось ранее, любой, кто выполняет привычный распорядок, не просто выполняет правило алгоритма, но также подвергает свой распорядок ситуации, в которой он действует. Следовательно, в привычных практиках сами привычки постоянно развиваются и отражают способы их пластической адаптации к постоянно меняющейся реальности. Однако было бы ошибкой принимать это рефлексивное качество привычки как чисто когнитивный по своему характеру.Люди не просто теоретически представляют изменяющиеся ситуации и свои привычки, а затем пробуют различные способы сопоставления первых со вторыми. Скорее, оценочная и практическая чувствительность к возникающим и непредвиденным нарушениям реальности является составной частью привычек. Тот, кто приобретает привычки, вооружается этой оценочной чувствительностью, применяя ее в своих практиках.

Врожденная рефлексивность привычек как практических норм действия позволяет нам углубить наше понимание их импровизационной природы.Мы подчеркнули, что импровизация связана с постоянным оцениванием. Импровизаторы занимают оценочную позицию по отношению к тому, что их коллеги-исполнители вносят в игру. Однако обычно это не осознанный процесс. Скорее, оценки обычно реализуются посредством телесных реакций. Таким образом, мы вслед за Бурдье думаем, что привычка «есть спонтанность без сознания или воли».
Привычки — это спонтанность без сознания или воли в том смысле, что они влекут за собой неявное оценочное осознание аспектов мира, но не предполагают какой-либо сознательной оценки или решений.Короче говоря, привычка как предрасположенность или воплощенное правило действия — это воплощенное отражение .

Наконец, не следует ошибочно воспринимать привычки как сугубо личные предпочтения. Хотя они формируют характер и образ жизни отдельных субъектов, их формирование, а также их постоянное развитие происходят во взаимодействии с другими.
Привычки как практические и пластические установки действий, посредством которых люди организуют свое поведение, приспосабливаясь к постоянно меняющейся реальности, имеют социальное измерение: они приобретаются путем интеграции реакций и привычек других агентов в свои собственные привычные практики.В частности, социальные практические нормы включаются в действия людей как социальные поведенческие привычки.
Вкратце, интерактивное измерение человеческой практической жизни, обсуждавшееся выше, является определяющим для формирования, развития и применения привычек. Следовательно, хотя можно утверждать, что привычки формируют характер людей, который, хотя и находится в постоянном движении, более или менее «очерчен» и общепризнан, привычки связывают, а не изолируют людей тем, что они возникают в результате динамического взаимодействия с ними. другие.

5 Свобода

Переосмысление привычки, выработанное до сих пор, дает нам хорошую основу для, наконец, объяснения того, как мы должны думать о свободе, чтобы открыть пространство для концепции рациональных практик как импровизационных практик. Кажется очевидным, что мы должны относиться к импровизации как к реализации свободы. Импровизаторы могут свободно реагировать на то, с чем они сталкиваются во время выступления. Однако, как мы указывали в начале этой статьи, это может слишком легко привести нас к неправильному пониманию свободы как имеющей источник в спонтанно действующем субъекте.Но это односторонняя концепция, которую следует преодолеть, потому что на самом деле мы должны договариваться о нашей свободе внутри и посредством взаимодействия с другими и с миром. Вышеупомянутые размышления о нормативности и привычках позволяют лучше понять, как реализуется свобода.

Согласно общему правилу, мы должны различать две концепции свободы, а именно: отрицательную, и положительную свободу.

Многие считают исключительно негативные концепции свободы проблематичными,
утверждение, что свобода не реализуется, если мы свободны только от внешних ограничений.Они считают, что свободу следует понимать как позитивное проявление в осознании чего-то конкретного. Однако концепция позитивной свободы сама по себе является источником дальнейших теоретических проблем, имеющих отношение к нашему обсуждению. Подчеркивая, что свобода должна пониматься как позитивная свобода, человек имеет тенденцию слишком узко понимать диалектику свободы и ограничений, а именно, заявляя, что свобода реализуется через ограничения, которые человек дает себе. Я свободен, если ограничиваю себя нормами, которые считаю обязательными.Согласно такому объяснению, самообвязка является источником свободы.
Однако такое понимание позитивной свободы ошибочно. Чтобы объяснить почему, нам нужно вернуться к импровизационным практикам, что мы сделаем в два этапа.

(1) Вернемся к примеру взаимодействия музыкальных импровизаторов из Раздела 2. Пианист, например, реагирует на саксофониста новым ритмическим паттерном. То, что она делает, является выражением требования к свободе.Но разве это уже реализация свободы? Мы должны понимать ритмический паттерн, установленный ее реакцией как предложением, которое она предлагает своим товарищам по игре. Они должны сделать что-то из рассматриваемого предложения. Может случиться так, что товарищи по игре не реагируют на ритмический паттерн, который они не сочтут перспективным для дальнейшего развития. Но может также случиться так, что они будут интенсивно реагировать и превратить рассматриваемый образец в «новую норму» того, что они будут играть дальше.Эти различные возможности должны прояснить, что только через — одновременно оценочные и перформативные — реакции других, рассматриваемый образец становится тем, чем он является. Паттерн определяется через развитие практик, которые на него реагируют.

Мы можем объяснить, как практики реагируют на конкретные предложения с точки зрения нормативного содержания . Нормативное содержание паттерна определяется посредством взаимодействия в рамках перформанса.Это не определяется простым действием разыгранной игры. Можно возразить, что в «Рассказе Салли» модель действия «разыграна» только один раз. Тем не менее, он получил свою нормативную силу, а также то, что мы могли бы назвать его социальной перформативной силой, задним числом, благодаря оценочным реакциям, сделанным в ходе расследований, проведенных авиационными агентствами. Таким образом, решение Салли не только было успешным, но и стало правильным решением . Его нормативная сила сформировалась в ходе практики оценочного взаимодействия.

Другими словами, свобода не реализуется через привязку к какой-то норме. Его реализация требует реакции других на то, что осознаешь. Это позволяет нам лучше понять, как представить себе диалектику свободы и ограничений: для реализации свободы нужны ограничения других. Если я хочу реализовать свободное действие, другие должны отреагировать на мои действия, объясняя каким-то образом, что они вносят ценный вклад в любую рассматриваемую практику. Это не означает, что они должны соглашаться с тем, что я делаю.Они могут критиковать меня или отвечать другим предложением или вариацией того, что я сделал. Тем не менее именно благодаря подобным реакциям то, что я сделал, приобретает статус того, что я сделал самоопределенным образом и, следовательно, свободно. Самым важным фактором того, что мои действия не получили такого статуса, является то, что другие просто остаются к ним равнодушными.
Если они не реагируют на меня каким-либо образом, если они не обращают на меня никакого внимания своими (ре) действиями, я не отражаюсь в том, что делаю что-то из самоопределения.Если никто в группе не реагирует на то, что играет пианистка, ее действия не будут способствовать формированию музыкального смысла выступления, и она не сможет реализовать свою свободу. Осознание свободы требует признания нашей свободы другими субъектами, с которыми мы взаимодействуем, иногда конфликтно,
то же самое может случиться и в импровизационном представлении.

Кто-то может возразить, что многие вещи легко можно делать в одиночку, не получая оценок других.Разве не абсурдно утверждать, что статус человека, который делает что-то самоопределенным образом, достигается реакцией других? Несомненно, это выражение свободы как самоопределения — приготовить утром кофе в одиночестве или обдумать возражение в одиночестве. Но то, что один делает в подобных случаях, косвенно зависит от других. Что значит выпить кофе, правильно очистить чашку, купить кофе, определяется взаимодействием с другими людьми.Статус человека, который делает что-то из самоопределения, зависит от участия других в этих взаимодействиях. Несмотря на то, что не обязательно, чтобы другие реагировали на то, что вы делаете, когда готовите кофе утром, каждый должен стоять по отношению к другим, чтобы они реагировали на то, что вы делаете, если вы моете чашку, покупаете кофе и т. Д., как что-то, что человек делает из самоопределения. Таким образом, статус самостоятельного выполнения чего-либо не реализуется через одно-единственное действие.Скорее, как и в сольном исполнении, его реализация зависит от паутины действия, связывающей исполнителя с другими. Некоторые действия в этих сетях не связаны напрямую с другими в том смысле, что они не вызывают быстрой реакции с их стороны. Но статус делания чего-либо из самоопределения зависит от реакции других на действия человека.

(2) Однако необходимо рассмотреть еще один важный аспект реализации свободы. До этого момента мы описывали пример с джазовым музыкантом, как будто ее реакция исходит из пустоты.Но, как мы неоднократно подчеркивали, было бы ошибкой понимать это так. Джазовым музыкантам нужна интенсивная подготовка, чтобы уметь правильно реагировать на других. Они должны развить навыки и научиться успешно взаимодействовать с другими. Как мы показали, перформативные навыки можно понимать как привычки, приобретенные посредством практики. Такие привычки не выполняются автоматически, но внутренне связаны с формами критического размышления и требуют внимания, чтобы адаптироваться к конкретным ситуациям.По крайней мере, в этом смысле они творческие. Следовательно, привычки, с одной стороны, являются важной предпосылкой для свободы, которую импровизаторы реализуют посредством своих (ответных) действий, а, с другой стороны, они сами порождаются исполнительской практикой.

С такой точки зрения свобода ограничивается не только реакциями других людей, с которыми человек взаимодействует, но и приобретенными им привычками. Привычки — незаменимая основа для реализации свободы,
поскольку без привычек мы не могли бы успешно взаимодействовать с другими людьми и с нашей природной и культурной средой.Следовательно, привычки основаны на свободных практиках. Однако привычки — это не тот аспект человеческого существования, который, делая возможными свободные практики, мог бы стоять за пределами фактического осуществления этих практик. Как уже было замечено, это не автоматические алгоритмы, которые «освобождают» нашу повседневную жизнь от бремени свободы. Скорее, они вовлечены в реализацию свободных практик. Мы можем глубже понять эту идею, рассмотрев связь между свободой и неожиданностью (см. Раздел 2).Если мы сталкиваемся только с аспектами мира, которые мы уже знаем насквозь, мы не можем действовать спонтанно. Мы действуем автоматически, поскольку нам предлагают просто повторить то, что мы уже делали в прошлом. Следовательно, чтобы иметь возможность действовать свободно, нам нужно противостоять аспектам мира, о которых мы не знаем заранее. Иными словами, нам нужно столкнуться с чем-то неожиданным. Именно этот структурный аспект того, что подразумевает свободное действие, помогает нам понять значимость привычек.Как мы показали, привычки следует понимать как склонность действовать в различных обстоятельствах, и они формируются посредством пластической адаптации к неожиданно меняющейся реальности. Из-за этого привычки позволяют нам справляться с чем-то неожиданным и формируются в результате этой конфронтации с неожиданным. Привычки открывают нам возможность познавать неожиданные аспекты мира. В этом смысле привычное поведение является неотъемлемой частью нашей практики свободы.

Итак, диалектика свободы и ограничений влечет за собой как минимум два аспекта.(1) Осознание свободы требует ограничений, создаваемых взаимодействием с другими. Посредством этих взаимодействий устанавливаются связывающие интерсубъективные отношения, поскольку взаимодействия касаются того, что мы называем нормативным содержанием. В паутине действий и реакций нормативное содержание практик определяется посредством оценочных действий, связывая тех, кто своими действиями ставит себя в соответствие с развивающимся нормативным содержанием. Более того (2) реализация свободы ограничена привычками, которые являются предпосылками для работы с неожиданными аспектами, с которыми человек сталкивается в мире, и в то же время перформативно формируются посредством реализации свободных практик.Вкратце, свобода реализуется через отношения зависимости, в которых находятся субъекты, которые в то же время не являются статическими ограничениями, а динамично развиваются по мере нашего продвижения. В этом ключе нам нужна концепция позитивной свободы, чтобы правильно объяснить импровизационный характер рациональных практик.

6 Заключение

Как мы уже подчеркивали на различных этапах нашей аргументации, результат этого исследования концепций импровизации, нормативности, привычек и свободы имеет диалектическую структуру.С одной стороны, импровизационные практики понимаются неправильно, если они полагаются на постоянное изобретение ex nihilo и, как таковые, полностью отличаются от повседневных привычных норм и предрасположенностей, которые организуют нашу деятельность и взаимодействие. С другой стороны, человеческие нормативные практики понимаются неправильно, если они воспринимаются как жесткие повторения «замороженных» поведенческих паттернов, нечувствительных к изменяющейся конкретности реальности и, как таковые, противопоставляются импровизации как форме спонтанного, творческого и адаптивного действия. который способен генерировать и справляться с неожиданностями, взаимодействуя с аффордансами мира.Практики импровизации основаны на обширной подготовительной работе, результатом которой являются навыки и привычки; Нормативность человеческих рациональных практик, основанных именно на привычках, следует понимать не как фиксированные, а как пластически и творчески изменяющиеся, чтобы справиться с реальностью. Именно в этом смысле они делают человеческую свободу реальной.

Таким образом, наши рассуждения имеют антропологическое измерение, которое может позволить нам преодолеть кантовский парадокс, упомянутый в начале статьи: парадокс свободы, которая связывает себя жесткими нормами.Объяснение рациональности жесткими нормами, которое определяет ее как самозаконодательство, независимое от внешнего влияния, не оправдывает ожиданий, поскольку оно не может объяснить способы, которыми люди взаимодействуют друг с другом и в каком «пространстве причин»
реагирует на меняющийся мир. Перед лицом этих недостатков философы могут захотеть найти альтернативное объяснение того, как рациональность реализуется в мире. Мы попытались сформулировать возможный выход из этого тупика, который можно сформулировать следующим образом: существенной чертой рациональной практики человека является ее открытость для практических рефлексивных реакций на неожиданность и свободу, которые, в свою очередь, не являются просто «внешними». предполагаемые данности, но порождаются «внутренне» нашими практиками.Такое понимание направлено против идеи о том, что люди, как «несовершенные» животные, фундаментально открыты, идея, которая влечет за собой, что разум заключается в развитии своей детерминации из самого себя.
Таким образом, мы утверждаем, что понимание человеческих практик как импровизационных означает интерпретацию открытости и свободы как чего-то осознанного, а не как чего-то, что дается заранее. Наша способность совершать неожиданные поступки — это достижение, результат практики, разработанной как реакция на состояния и обстоятельства жизни человека в его естественной и культурной среде.Таким образом, то, что «мы придумываем правила по ходу дела», означает не только то, что мы формируем конкретные нормы нашей практики внутри и через нашу практику. Это также означает, что мы формируем и определяем нашу свободу посредством наших практик, тем самым реализуя ключевые (предварительные) условия нашей практики. Другими словами, человеческая рациональная жизнь импровизирует, потому что условия практики достигаются внутри самой практики и самой практикой — свобода, возможно, является самым важным из них.

Однако может возникнуть следующее возражение: не подразумевает ли наше объяснение импровизационного измерения нормативности, привычки и свободы смешение художественных и нехудожественных практик? Понимая рациональные практики как импровизационные практики, не принимаем ли мы компанию Джозефа Бойса, который, как известно, утверждал, что каждый человек — художник?
Это было бы глубоким неправильным пониманием нашего мышления.Наши объяснения не подразумевают, что рациональные практики имеют художественное измерение как таковое, , хотя искусство действительно вносит основной вклад в человеческую рациональность.
Скорее, импровизационное измерение нормативности, привычки и свободы, на наш взгляд, в первую очередь следует понимать как нехудожественное. Он нехудожественный в том смысле, что обычные рациональные практики имеют импровизационное измерение, при этом они не обязательно (связаны) с художественными практиками: они могут быть связаны с искусством, но они не должны быть связаны с .

Тем не менее, это импровизационное измерение, безусловно, является основой художественных форм импровизации. Таким образом, мы считаем, что наш аргумент подразумевает, что рациональные практики конститутивно открыты для художественных импульсов, развиваемых особыми формами импровизации в искусстве. Следовательно, мы рассматриваем импровизацию как общую черту рациональных и обычных практик и считаем, что конкретные формы художественной импровизации уходят корнями в эту общую черту.Безусловно, необходим дальнейший анализ, чтобы объяснить различия между повседневными формами импровизации и их творческими братьями и сестрами. Такое исследование должно было бы решить проблему объяснения как различия, так и связи между повседневными рациональными практиками и художественными импровизационными практиками. Однако для наших настоящих целей достаточно подчеркнуть, что ничто из того, что мы приводили аргументы, не заставляет нас придерживаться идеи, что импровизация обязательно является художественной по своей природе. В том способе, который мы здесь разработали, импровизацию следует понимать как основную черту обычных рациональных и повседневных практик, поскольку, как мы показали, отличительной чертой человеческой рациональности является то, что «мы придумываем правила, продвигаясь вперед. , ”Я.е., что мы следуем и (транс) формируем наши нормы действий, справляясь с миром и с другими.


[email protected], тел .: +39 328 4784714


Список литературы

Альперсон, Филипп. «О музыкальной импровизации». Журнал эстетики и художественной критики 43 (1984), 17–29. Искать в Google Scholar

Альтерхауг, Бьёрн. «Импровизация как феномен и инструмент общения, интерактивного действия и обучения.В «Импровизации между техникой и спонтанностью», под редакцией М. Санти, 103–33. Ньюкасл-апон-Тайн: Cambridge Scholar Publishing, 2010. Искать в Google Scholar

Арендт, Ханна. «Понимание и политика». Партизан Ревью 20 (1953), 377–92. Искать в Google Scholar

Арендт, Ханна. Состояние человека. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1958. Искать в Google Scholar

Арендт, Ханна. Между прошлым и будущим: шесть упражнений в политической мысли.Нью-Йорк: The Viking Press, 1961. Искать в Google Scholar

Аристотель. Никомахова этика. Нью-Йорк: Пингвин, 1976. Искать в Google Scholar

Бейли, Дерек. Импровизация: природа и практика в музыке. Лондон: Британская библиотека; Нью-Йорк: Da Capo Press, 1993. Искать в Google Scholar

Берковиц, Аарон. Импровизирующий ум: познание и творчество в музыкальный момент. Нью-Йорк: Oxford University Press, 2010. Искать в Google Scholar

Берлин, Исайя.«Две концепции свободы». В четырех эссе о свободе, 118–72. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1969 [1958]. Искать в Google Scholar

Берлинер, Пол Ф. Мышление в джазе: бесконечное искусство импровизации. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2009. Искать в Google Scholar

Бертинетто, Алессандро. «Совершение неожиданного». Даймон 57 (2012), 61–79. Искать в Google Scholar

Бертинетто, Алессандро. Eseguire l’inatteso. Музыкальная онтология и импровизация.Рим: Il Glifo, 2016a. Искать в Google Scholar

Бертинетто, Алессандро. «Не бойтесь ошибок — их нет»: ошибка как удивительный опыт творчества в джазе ». В образовании как джазе: междисциплинарные очерки новой метафоры, под редакцией М. Санти и Э. Зорзи, 85–100. Ньюкасл: Cambridge Scholars Publishing, 2016b. Искать в Google Scholar

Бертинетто, Алессандро. «Рождение искусства из духа импровизации». Квадранти, 6: 1 (2018), 119–47.Искать в Google Scholar

Бертрам, Георг. «Kreativität und Normativität». In Kreativität, под редакцией Г. Абеля, т. 1: 273–83. Берлин: Universitätsverlag der TU Berlin, 2005. Искать в Google Scholar

Бертрам, Георг. «Импровизация и нормальность». В Improvisieren, под редакцией Г. Брандштеттера и др., 21–40. Билефельд: стенограмма, 2010. Искать в Google Scholar

Бертрам, Георг. Искусство как человеческая практика: эстетика. Пер. пользователя Натан Росс.Лондон: Bloomsbury, 2019. Искать в Google Scholar

Бертрам, Георг. «Две концепции второй природы». Открытая философия 3 (2020), 68–80. 10.1515 / opphil-2020-0005. Искать в Google Scholar

Бертрам, Георг и Селикатес, Робин. «К теории признания конфликта: о конституции отношений признания в условиях конфликта». Европейский философский журнал 23 (2015), 838–61. Искать в Google Scholar

Бойс, Джозеф. «Каждый мужчина — художник: говорит на Documenta 5.В книге «Йозеф Бойс: Читатель» под редакцией К. Меша и В. Мишели. Нью-Йорк: IB Tauris, 2007. Искать в Google Scholar

Борго, Дэвид. Синхронизация или рой: импровизация музыки в сложную эпоху. Нью-Йорк: Continuum, 2005. Искать в Google Scholar

Бурдье, Пьер. Логика практики. Стэнфорд: Stanford University Press, 1990. Искать в Google Scholar

Брэндом, Роберт. «Свобода и ограничение по нормам». American Philosophical Quarterly 16 (1979), 187–96.Искать в Google Scholar

Брэндом, Роберт. «Некоторые прагматические темы в идеализме Гегеля: переговоры и управление в учении Гегеля о структуре и содержании концептуальных норм». Европейский философский журнал 7 (1999), 164–89. Искать в Google Scholar

Браун, Ли Б. «Музыкальные произведения, импровизация и принцип непрерывности». Журнал эстетики и художественной критики 54 (1996), 353–69. Искать в Google Scholar

Браун, Ли Б.«Feeling My Way»: джазовая импровизация и ее превратности — призыв к несовершенству ». Журнал эстетики и художественной критики 58 (2000), 113–23. Искать в Google Scholar

Канонн, Клеман и Гарнье, Николя Б. «Познание и сегментация в коллективной свободной импровизации: исследовательское исследование». В материалах 12-й Международной конференции по музыкальному восприятию и познанию и 8-й триеннальной конференции Европейского общества когнитивных наук о музыке, 197–204, 2012 г.Искать в Google Scholar

Капоралетти, Винченцо. Я импровизирую в музыке: глобальный подход. Лукка: LIM, 2005. Искать в Google Scholar

Кавелл, Стэнли. «Знание и признание». Должны ли мы иметь в виду то, что говорим? Книга очерков. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1976 [1969]. Искать в Google Scholar

Кавелл, Стэнли. Утверждение разума. Оксфорд: Oxford University Press, 1979. Искать в Google Scholar

Серто, Мишель де.L’invention di quotidien. 1. Arts de faire. Париж: Gallimard, 1990. Искать в Google Scholar

Курсиль, Жак. «Скрытые принципы импровизации». Исследования систем знаков 43 (2015), 226–34. Искать в Google Scholar

Далтон, Бенджамин. «Творчество, привычки и социальные продукты творческой деятельности: пересмотр Иоаса, включение Бурдье». Социологическая теория 22 (2004), 603–22. Искать в Google Scholar

Деррида, Жак. «Сила закона:« Мистическая основа власти ».’” In Deconstruction and the Possibility of Justice, под редакцией Д. Корнелла и др., 3–67. Лондон / Нью-Йорк: Routledge, 1992. Искать в Google Scholar

Дойдж, Норман. Мозг, который сам себя меняется. Нью-Йорк: Пингвин, 2007. Искать в Google Scholar

Дрейфус, Хьюберт Л. «Интеллект без репрезентации — Критика ментальной репрезентации Мерло-Понти». Феноменология и когнитивные науки 1 (2002), 367–83. Искать в Google Scholar

Дрейфус, Хуберт Л.и Дрейфус, Стюарт. Разум важнее машины. Нью-Йорк: Свободная пресса, 1986. Поиск в Google Scholar

Файги, Даниэль. Философия джаза. Берлин: Зуркамп, 2014. Искать в Google Scholar

Фуко, Мишель. Дисциплина и наказание. Нью-Йорк: Винтаж, 1977. Искать в Google Scholar

Гадамер, Ханс-Георг. Истина и метод. Пер. редакция Дж. Вайнсхаймера и Д. Г. Маршалла. Лондон / Нью-Йорк: Continuum, 1960. Искать в Google Scholar

Гелен, Арнольд.Человек, его природа и место в мире. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1988. Искать в Google Scholar

Гибсон, Джеймс Дж. Экологический подход к визуальному восприятию. Бостон: Houghton Mifflin, 1979. Искать в Google Scholar

Гёр, Лидия. «Импровизация экспромта, или что делать с порванной струной». В Оксфордском справочнике по исследованиям критической импровизации, том 1, под редакцией Дж. Э. Льюиса и Б. Пикута, 458–80. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2016.Искать в Google Scholar

Гоффман, Эрвинг. Представление себя в повседневной жизни. Нью-Йорк: Anchor Books, 1959. Искать в Google Scholar

Гуала, Франческо. Понимание институтов. Princeton: Princeton University Press, 2016. Искать в Google Scholar

Гамильтон, Эндрю. «Джаз как классическая музыка». В «Импровизации: между техникой и спонтанностью», под редакцией М. Санти, 53–75. Кембридж: Cambridge Scholar Publishing, 2010.Искать в Google Scholar

Гегель, Георг В. Ф. Феноменология духа. Пер. Миллера А.В. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1977 г. Искать в Google Scholar

Хоннет, Аксель. Das Recht der Freiheit. Берлин: Зуркамп, 2011. Искать в Google Scholar

Янкелевич, Владимир. Ла рапсодия. Verve и музыкальный спектакль импровизаций. Париж: Фламмарион, 1955. Искать в Google Scholar

Кант, Иммануил. Критика силы суждения.Кембридж / Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2002. Искать в Google Scholar

Хурана, Томас. Das Leben der Freiheit. Form und Wirklichkeit der Autonomie. Берлин: Зуркамп, 2017. Искать в Google Scholar

Кизеветтер, Бенджамин. Нормативность рациональности. Оксфорд: Oxford University Press, 2017. Искать в Google Scholar

Корсгаард, Кристина М. Источники нормативности. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1996. Искать в Google Scholar

Луман, Никлас.Социальные системы. Стэнфорд: Stanford University Press, 1995. Искать в Google Scholar

Магри, Элиза. «Место привычки в психологии Гегеля». В философской психологии Гегеля, изд. С. Херрманн-Синай и Л. Зиглиоли, 74–90. Лондон / Нью-Йорк: Routledge, 2016. Искать в Google Scholar

Малабу, Екатерина. Будущее Гегеля: пластичность, темпоральность и диалектика. Лондон: Рутледж, 2005. Искать в Google Scholar

Малабу, Екатерина.«Зависимость и благодать: предисловие к книге Феликса Рависсона« О привычках »». В книге Феликса Раваиссона, Of Habit, Пер. К. Карлайл и М. Синклер, vii – xx. Лондон: Continuum, 2008. Искать в Google Scholar

Массекар, Аарон. Этические привычки: перспектива Peircean. Lanham, MD: Lexington Books, 2016. Искать в Google Scholar

Матурана, Умберто Р. и Варела, Франсиско Дж. Автопоэзис и познание. Dordrecht: Reidel, 1980. Искать в Google Scholar

Мерло-Понти, Морис.Феноменология восприятия. Лондон: Рутледж, 1962. Искать в Google Scholar

Мерло-Понти, Морис. Структура поведения. Лондон: Метуэн, 1965. Искать в Google Scholar

Монсон, Ингрид. Говоря что-то: джазовая импровизация и взаимодействие. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1996. Искать в Google Scholar

Нахманович, Стефан. Свободная игра: импровизация в жизни и искусстве. Нью-Йорк: Пингвин, 1990. Искать в Google Scholar

Неттл, Бруно.«Мысли об импровизации: сравнительный подход». The Musical Quarterly 60 (1974), 1–19. Искать в Google Scholar

Пирс, Чарльз С. Сборник статей. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1931. Искать в Google Scholar

Питерс, Гэри. Импровизация импровизации: из философии, музыки, танца и литературы. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2017. Искать в Google Scholar

Пинкард, Терри. Немецкая философия 1760–1860: наследие идеализма.Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2002. Искать в Google Scholar

Пиппин, Роберт Б. «Практическая философия Гегеля: реализация свободы». В «Кембриджском компаньоне немецкого идеализма» под редакцией К. Америкса, 180–99. Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2000. Искать в Google Scholar

Прессинг, Джефф. «Когнитивные процессы в импровизации». В «Когнитивных процессах в восприятии искусства» под редакцией У. Р. Крозье и А. Дж. Чепмена, 45–63. Амстердам: Северная Голландия, 1984.Искать в Google Scholar

Прессинг, Джефф. «Психологические ограничения импровизационного опыта и навыков». In the Course of Performance, под редакцией Б. Неттла и М. Рассела, 47–67. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1998. Искать в Google Scholar

Престон, Бет. Философия материальной культуры. Лондон: Рутледж, 2013. Искать в Google Scholar

Рэмшоу, Сара. Правосудие как импровизация. Лондон: Рутледж, 2013. Искать в Google Scholar

Раваиссон, Феликс.Привычки. Лондон: Continuum, 2008. Искать в Google Scholar

Реканати, Франсуа. Литературное значение. Кембридж: Cambridge University Press, 2004. Искать в Google Scholar

Руссело, Матиас. Étude sur l’improvisation musicale. Париж: L’Harmattan, 2012. Искать в Google Scholar

Райл, Гилберт. Понятие разума. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1949. Искать в Google Scholar

Сойер, Р. Кейт. Создание разговоров: импровизация в повседневной беседе.Нью-Джерси: Hampton Press, 2001. Искать в Google Scholar

Сойер, Р. Кейт. Групповое творчество: музыка, театр, сотрудничество. Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис, 2003. Искать в Google Scholar

Сойер, Р. Кейт. «Импровизационное творчество как модель эффективного обучения». В «Импровизации: между техникой и спонтанностью», под редакцией М. Санти, 135–51. Ньюкасл-апон-Тайн: Cambridge Scholar Publishing, 2010. Искать в Google Scholar

Скьяффини, Джанкарло.«Никогда не импровизируйте импровизацию». Обзор современной музыки 25 (2006), 575–6. Искать в Google Scholar

Сирл, Джон Р. Речевые акты: очерк философии языка. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1969. Искать в Google Scholar

Селларс, Уилфрид. В пространстве причин: избранные очерки Уилфрида Селларса. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2007. Поиск в Google Scholar

Воробей, Том и Хатчинсон, Адам, ред.История привычек: от Аристотеля до Бурдье. Lexington: Lanham, 2013. Искать в Google Scholar

Тарускин Ричард. Текст и действие: очерки о музыке и исполнении. Оксфорд: Oxford University Press, 1995. Искать в Google Scholar

Томсон, Джудит Дж. Нормативность. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2008. Искать в Google Scholar

Томкинс, Кальвин. Марсель Дюшан: Дневное интервью. Нью-Йорк: Nandlands Unlimited, 2013. Искать в Google Scholar

Витгенштейн, Людвиг.Философские исследования. Оксфорд: Бэзил Блэквелл, 1958 [1953]. Искать в Google Scholar

Райт, Георг Х. фон. Норма и действие: логическое исследование. Лондон: Routledge & Kegan, 1963. Искать в Google Scholar

Янг, Джеймс О. и Мэтисон, Карл. «Метафизика джаза». Журнал эстетики и художественной критики, 58: 2 (2000), 125–33. Искать в Google Scholar

Получено: 2019-10-20

Исправлено: 2020-02-18

Принято: 2020-02-28

Опубликовано онлайн: 2020-05-27

© 2020 Alessandro Bertinetto и Георг В.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Any Queries? Ask us a question at +0000000000